Российско-грузинские отношения
силаев-900x450

Интервью с Николаем Силаевым — о Женевских консультациях и перспективах грузино-российских отношений

О Женевских консультациях и перспективах грузино-российских отношений «ИнтерпрессНьюс» побеседовал с экспертом Центра кавказских исследований МГИМО Николаем Силаевым.

— Очередной, 24-ый по счету раунд Женевских грузино-российских переговоров с участием ЕС, ОБСЕ и ООН, как и все предыдущие, завершился безрезультатно. Последний раунд выделялся тем, что представитель российской стороны Григорий Карасин не исключил прекращение этих консультаций. Если раньше стороны в один голос отмечали, что считают Женеву единственной и важнейшей площадкой грузино-российского диалога по абхазскому и южноосетинскому конфликтам, теперь не исключено, что встречи прекратятся. Как вы оцениваете заявление Карасина и что может означать возможное приостановление Женевских консультаций?
— Я ознакомился с заявлением Карасина, которое было опубликовано «РИА Новости». Карасин отметил, что Москва считает важным Женевский формат для сохранения стабильности в регионе. Так что я не могу утверждать, что в планы Карасина входит прерывание консультаций. В то же время, в ситуации, когда практические вопросы рассматривать трудно, Карасин сконцентрировал внимание на неясных перспективах таких консультаций. Несмотря на это, я не думаю, что стороны откажутся от возможности участия в Женевском формате.

— На ваш взгляд, насколько заявление Карасина может быть связано с тем, что Москва хочет обсуждать абхазский и южноосетинский вопросы один на один с Тбилиси, без участия международного сообщества?
— Насколько мне известно, Москва никогда не выражала желания рассматривать вопросы Абхазии и Южной Осетии один на один с Тбилиси. Я не припоминаю таких заявлений со стороны Москвы. Как бы то ни было, Москва всегда будет ставить вопрос участия представителей Цхинвали и Сухуми в грузино-российских переговорах. Так что, вести переговоры на эту тему один на один Москва и Тбилиси никак не смогут.

— Заместитель министра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани отметил, что позиция представителей Москвы, Сухуми и Цхинвали создает угрозу прекращению Женевских консультаций и их действия оркестрировались российской стороной и соответственно, за возможный срыв Женевских переговоров ответственность ляжет на них…
— Я не удивился заявлению Залкалиани и это вполне естественно, так как вряд ли кто-то надеялся, что за случившееся в Женеве грузинский МИД возложит ответственность на грузинскую сторону. Я никогда не участвовал в таких встречах, но если люди из группы одной комиссии будут участвовать в заседании другой комиссии, не думаю, что это было бы грубым нарушением процедур. На мой взгляд, позиция грузинской стороны на последних Женевских консультациях была чересчур радикальной.

— Насколько мне известно, представители Цхинвали и Сухуми, которые должны были участвовать в работе комиссии по возвращению беженцев, отказались от участия в заседании и захотели присутствовать на заседании комиссии по вопросам безопасности. Их такое действие грузинская сторона расценила как отказ представителей Сухуми и Цхинвали от обсуждения проблем, связанных с возвращением беженцев, и это действие выглядит объективным…
— Работу комиссии по вопросам безопасности грузинская делегация сорвала из-за того, что в ней захотели участвовать абхазские и осетинские члены группы, работающей над вопросами возвращения беженцев. Что касается возвращения беженцев, насколько мне известно, позиция Цхинвали и Сухуми такова — если мы обсуждаем эту тему в Женеве, пусть грузинская сторона откажется от выноса и приема резолюции на эту тему на ассамблее ООН. Сухуми и Цхинвали воспринимают действия Тбилиси в ООН как идеологическое и эмоциональное давление на них.

— Как вы оцениваете заявление Карасина о том, что Москва не подпишет с Тбилиси договор о неприменении силы потому, что Россия с Грузией не воевала? Что Россия была вынуждена помочь Южной Осетии защититься от грузинской агрессии. Трудно представить, что господин Карасин забыл о действиях российских танковых и пехотных дивизий, а также авиации в августе 2008 года. Господин Карасин так забывчив?
— Насколько мне известно, Россия готова подписать многостороннюю декларацию о неприменении силы в регионе. Что касается того, что Россия отказывается он признания того, что была стороной в грузино-осетинском конфликте, я не вижу в этом ничего удивительного. Так как до начала вооруженного конфликта Россия имела статус миротворца и была обязана вмешаться в конфликт. Поэтому заявление Карасина основано на оценке российской стороны относительно развития событий в 2008 году.

— Бывший премьер сухумских властей и министр иностранных дел Сергей Шамба приветствует возможность восстановления железнодорожного сообщения между Грузией и Россией через Абхазию. Несколько месяцев назад, когда министр по реинтеграции Грузии Паата Закареишвили впервые озвучил эту инициативу, позиция Сухуми была практически отрицательной. Что происходит сейчас? Точнее, что может означать перемена абхазской позиции по этому вопросу?

— Тогда это предложение в Сухуми встретили холодно и заявили, что это им не нужно. На мой взгляд, сейчас свою роль сыграла внутриполитическая борьба в Абхазии. На президентских выборах Шамба был одним из фаворитов. Такими заявлениями он пытается продемонстрировать, что он по-прежнему остается в активной политике и в этом вопросе, который касается международных отношений, имеет отличную от властей позицию. Кроме того, в его заявлении была и такая логика — если мы поддерживаем интересы России в регионе и Россия является сторонником восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию, то и мы должны задуматься над этим вопросом.

— Возможно, все обстоит намного проще — Москва давно не дает Сухуми обещанных финансов и нельзя ли предположить, что Москва торгуется с Сухуми темой восстановления железнодорожного сообщения?
— Сомневаюсь, так как знаю, как относится Россия к своим союзникам. Тема восстановления железной дороги появилась на первом этапе грузино-российского потепления. Ее поддержала Армения, но Абхазия отнеслась к этому скептически, Россия публично никак не зафиксировала заинтересованность в этом вопросе. Трудно представить схему, согласно которой Москва задерживает перечисление финансов Абхазии из-за отказа той от восстановления железнодорожного сообщения. Если бы этот вопрос лежал в практической плоскости, то его обсудили бы и на недавней встрече первых лиц России и Абхазии.

— Как вы оцениваете результаты 7-месячной работы Карасина и Абашидзе и как могут повлиять их встречи на процесс налаживания грузино-российских отношений?
— Что касается перспектив и результатов работы в формате диалога Карасин-Абашидзе, на мой взгляд, тут главное не превысить ожидания. Какими бы талантливыми дипломатами не были Абашидзе и Карасин, между Россией и Грузией есть известные всем серьезные разногласия. Несмотря на это, оба переговорщика хорошо знакомы друг с другом и результаты их работы можно назвать позитивными. Они пытаются решить те вопросы, решить которые сегодня возможно. На мой взгляд, именно благодаря усилиям Карасина и Абашидзе мы неплохо продвигаемся вперед в процессе восстановления грузино-российских отношений.

— В последнее время в России заметна тенденция переоценки истории России 20-го века. Николай II объявляется великим царем-строителем, Ленин, Троцкий и Свердлов — предателями, которые путем революции уничтожили Российскую империю и вывезли из страны тонны золота в пользу всемирных международных корпораций. Спасителем Российской империи объявляется Иосиф Сталин. Более того, вроде бы происходит процесс реабилитации Лаврентия Берия. На ваш взгляд, что происходит в России с этой точки зрения?
— Идея — Сталин как спаситель и продолжатель империи, на самом деле не нова. Эта идея принадлежит национал-большевикам 20-30-х годов и эта идеология время от времени находит поддержку среди определенного спектра российского общества. Эта часть общества традиционно маргинальна, но их идеи сейчас все более занимают информационное пространство. С 2009 года начался разговор о том, что Сталин был эффективным менеджером. Речь идет о маргинальной части политической элиты, которая периодически проявляет активность в этом направлении.

— Возможно, эти группы действительно являются маргинальной частью общества, но факт, что сам президент Путин содействует возрождению культа Сталина. Именно по его решению в праздничные дни Волгоград называют Сталинградом…
— В связи с переименованием Волгограда в Сталинград мнение российского общества было вовсе не таким, как вы отметили. Более того, Кремль игнорирует подобные требования части общества. По решению властей, Волгоград будет называться Сталинградом в публичном пространстве лишь в праздничные дни, связанные с 70-летием боев под Сталинградом. Среди части общества есть сталинистские настроения и Кремль реагирует на них то положительно, то отрицательно. С этой точки зрения действия Кремля подчиняются политической конъюнктуре данного момента.

— Нельзя ли предположить, что очень скоро в России начнется процесс установки памятников Сталину и Берия?
— Сталину уже поставили бюст в Иркутске. Культ Сталина есть не только в России. Миф о нем связан с мощью СССР и части общества это нравится. Несмотря на это, я не уверен, что в Москве и Петербурге появятся памятники Сталину, но в других частях страны установку таких памятников я не исключаю. Что касается Берия, я не думаю, что в России появятся памятники ему, так как в российской исторической памяти фигура Берия имеет скорее негативную коннотацию, чем позитивную.

— Понятно, но именно с его именем связано то, что Россия имеет атомное оружие, с помощью которого Россия сохраняет статус сверхдержавы в современном мире…
— Да, Берия сыграл серьезную роль в осуществлении советского атомного проекта, но в этом процессе он участвовал как организатор, а не как ученый. По такой логике, памятник скорее заслуживает Курчатов, чем Берия. Так что, я не исключаю появление памятника Сталину в каком-нибудь регионе, но в Москве или Петербурге этого не будет. Мне трудно представить, что в Москве, кроме памятника у Кремлевской стены, вместе с Соловецким камнем и Бутовским полигоном будет существовать памятник Сталину. Исходя из их сути, такой памятник действительно был бы противоречивым.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры

Только здесь недорогая организация праздников.