Российско-грузинские отношения

«Тбилисоба» по-московски

МОСКВА, 6 окт — Новости-Грузия. Четвертое московское празднование «Тбилисоба» состоялось 4 октября, недалеко от Пушкинской площади – в саду «Эрмитаж».

Александр Чаленко, корреспондент МИА «Россия сегодня»:

- В этом знаменитом саду, расположенном в самом центре города, достаточно часто проходят международные этнографические мероприятия. Москвичи это знают и любят.

И на этот раз здесь была развернута  большая сцена, где происходили основные мероприятия – в основном это были национальные песни и танцы. А вокруг сцены и в разных уголках сада гости могли посетить специализированные палатки, где можно было отведать блюда грузинской кухни, посмотреть, как готовят сладости, пекут хачапури, купить грузинские сувениры.  Все пространство «Эрмитажа» заполонили московские грузины и москвичи, у которых все, что связано с Грузией, вызывает живой интерес.

Самой популярной палаткой стала та, где давили виноград. Интерес подогревался тем, что гостям разрешили поучаствовать в этом.

Первым в большую деревянную «ванну» забралась хрупкая блондинка. И весело принялась топтать гроздья своими ножками. Для этого ее предварительно обули в высоченные резиновые сапоги.

Девушка оказалась учителем музыки.  Она преподает детишкам фортепиано. Обожает грузин, поэтому и пришла на Тбилисоба со своей маленькой дочкой Лизой. Говорит, что с удовольствием бы вышла замуж за грузинского мужчину. Они привлекают ее своей харизмой и сексуальностью. В Грузии ни разу не была, разве что когда-то давно в Абхазии. Сказала, что ее знакомые московские грузины и абхазцы спокойно ходят друг к другу в гости и нормально общаются.

Сок, который давила девушка, стекал в большие чаны. Его разливали в литровые пластмассовые бутылки, которые тут же продавали.

Рядом готовили грузинские сладости. Сначала в большой кастрюле варили виноградный сок с мукой. Потом в эту горячую вязкую массу опускалась связка очищенных грецких орехов. На воздухе связка превращалось в колбаску – и тут же успешно продавалась.

Кроме артистов, никто из грузин не был одет в национальную одежду – разве что некоторые молодые мужчины позволили себе горские мохнатые шапки. Очень красивые и стильные. То там, то тут можно было увидеть грузинскую молодежь, которая ходила с наброшенными на плечи большими белыми с красными крестами грузинскими флагами.

Повсюду жарили шашлыки, готовили хачапури и хинкали – все с удовольствием пробовали гости. Около одной лавочки я увидел столик с разного рода грузинскими сувенирами: кувшинчиками, рогами, магнитами, статуэтками. Среди них стояло порядка десяти достаточно больших, сантиметров в 30, настольных скульптур Сталина. Оказывается, они пользуются большой популярностью.За каждую такую скульптуру просят 5000 рублей.

Основной контингент на Тбилисоба – молодежь. Были люди и пожилого возраста, но их меньшинство.

Очень впечатлили молодые московские грузинки. Почти все в черном. Как правило, с длинными волосами и в джинсах в обтяжку. Раскованные и ничего не стесняющиеся. Вроде как неприступные, но дружелюбные и легко идущие на контакт. Грузинки, выросшие в Москве, чувствуют некоторую разницу между собой и «грузинскими грузинками».

Во всяком случае, об этом мне поведали две молодые женщины. Одну звали Саломэ, а другую – Мадонна. Обе родились в Москве. Их родители когда-то переехали работать в Москву из Тбилиси. Сейчас девушки заканчивают школу. Спрашиваю: хотели бы жить в Грузии? Говорят, что да, но постоянно лучше все-таки в Москве, потому что в Грузии менталитет другой. Им к тому же не нравится, что к ним на исторической родине многие юноши относятся, по их словам, как к денежным мешкам. Мол, раз из Москвы, то значит у нее много денег – надо раскрутить.

К тому же девушки привыкли к московской повседневной культуре, а там, на исторической родине, все немного по-другому. Но выйти замуж они все-таки хотят за грузинских, а не за русских парней, потому что грузинская идентичность для них крайне важна.

О том, как было организовано Тбилисоба в Москве, сначала рассказала один из организаторов мероприятия, московская грузинка по имени Тамта, а потом ее рассказ несколько расширил руководитель Союза грузин России Михаил Хубутия, которого тут все запросто называют «Михал Михалычем».

Тамта поведала, что первый раз праздник Тбилисоба прошел в одном из московских офисов – после чего в нем пришлось делать ремонт. В следующий раз уже веселились в Парке Горького.

Михал Михалыч – это такой среднего роста, плотного телосложения и с лысиной грузин. Говорит по-русски очень хорошо и быстро. Расстегнув короткую кожаную куртку, он продемонстрировал мне свою черную футболку с большим портретом Путина в черных очках-каплях.

-Легко ли было организовать четвертую Тбилисобу в Москве?

-Если есть желание, то можно и горы свернуть. А желание было и у правительства Москвы, и у многих москвичей.

-Чем эта Тбилисоба отличается от предыдущих?

-Это первый большой шаг к народной дипломатии. Тбилисоба сейчас мы в первый раз  провели при финансовой и моральной поддержке правительства Москвы.Теперь наш следующий шаг – подготовка к Масленице в Грузии в следующем году.Это будет как бы в ответ на московское Тбилисоба этого года.

Такая народная дипломатия показывает, насколько близки русский и грузинский народы. И насколько мы отличаемся от американской и нынешней европейской цивилизации. Мы ближе друг к другу, чем они к нам. И эта народная дипломатия подталкивает правительства России и Грузии активнее и чаще разговаривать друг с другом.

-Тяжело сейчас грузинам в Москве сохранить свою культуру?

-Понимаете, было бы тяжело, если бы мы сильно отличались друг от друга. Но мы же так  похожи. У нас и святые почти одни и те же. Православие – это наше общее достояние,  наша общая с русскими традиция. К тому же у нас во многом общая история. Мы ходим в одни и те же церкви. Молимся вместе.

- Как вы чувствуете, улучшаются ли отношения между Россией и Грузией?

- На уровне народов они практически не портились. Все идет к позитиву.

-Легко ли было привезти грузинские коллективы на праздник?

-Непросто было.Трудности были связаны с визами, но все хорошо завершилось.

Кстати, после разговора с Михал Михалычем мне сказал кто-то из организаторов, что это первое Тбилисоба в Москве, когда грузинское правительство не препятствовало приезду грузинских артистов, которые своими выступлениями буквально приковали к себе внимание большинства присутствовавших на празднике.

На сцене действительно было на что посмотреть. Всю первую половину праздника выступали народные коллективы. В основном, молодежные и детские. Причем выступали не только те, что приехали из Грузии, но и московские грузины. Я заметил, что последние говорят между собой на русском, а не на грузинском языке. Хотя после разговоров с ними становится  понятно, что грузинская самоидентификация для них действительно  важна.

Атмосфера на сцене была драйвовой. Слушая зажигательные ритмы грузинских мелодий, было тяжело устоять на месте. Танцы сменялись песнопениями, песнопения – танцами. Стороннему наблюдателю сцену закрывал лес поднятых рук, в которых были смартфоны. Ведущий даже несколько раз призывал зрителей больше танцевать и аплодировать, чем снимать. Заодно все будут меньше мерзнуть – в Москве было хотя и солнечно, но всего лишь 8-9 градусов тепла.

После того, как закончилась «народная программа», на сцену традиционно вышли официальные лица и почетные гости.

К микрофону подошел веселый человек, в прошлом вице-адмирал российского флота, а ныне первым заместитель руководителя департамента национального сотрудничества и связей с религиозными организациями правительства Москвы Юрий Нуждин.

-Я жил в Поти, – сообщает он. – Учился там в 8-ом, 9-ом и 10-ом классе. Отец у меня моряк. Первая моя любовь была из Тбилиси. А женился я на татарке. Мать – украинка, отец – русский. Видимо, именно поэтому меня и поставили в правительстве Москвы руководить межнациональными отношениями.

Присутствующие аплодисментами одобряют сказанное. Нуждин продолжает. Пускается в биографический экскурс, желая подчеркнуть близость к грузинскому народу и свою любовь и уважение к нему.

-Я готовил уроки на балконе, а рядом обычно стояли два или три ящика мандарин. Я их столько съел в детстве! Напротив балкона была столовая, в которой красивые грузинские мужчины пили вино и пели красивые грузинские песни…

В конце своего спича Нуждин зачитал приветствие участникам праздника от мэра Москвы Собянина.

Во время обхода Эрмитажа мне удалось поговорить с Нуждиным еще.

-Легко ли правительство Москвы пошло на проведение Тбилисобы?

-Что значит легко? Правительство Москвы и является организатором Тбилисобы. Мы вместе все придумали. У нас руководитель департамента Артюхин Владимир Владимирович – это его идея. Он с Михал Михалычем поговорил. А я первый зам, мы идеи воплощаем. У меня в Грузии друзья, одноклассники. Мы созваниваемся. И даже когда возникали сложные моменты, вы же о них знаете, мы и тогда созванивались и обменивались впечатлениями. Через три-четыре месяца после известных событий мы с Михал Михалычем делали здесь большой концерт, где пела Гурцкая с мужем, который русский, и ребенка на руках держала.

Тем временем Михаил Михайлович передал слово всем известному грузину – мэтру советской международной журналистики, отдавшему несколько десятилетий работе в «Известиях», легендарному Мэлору Стуруа. В советские времена его перо, как выражались в те славные времена, разило американский империализм. Теперь же мэтр живет в Нью-Йорке, откуда и приехал на Тбилисоба.

Ему за восемьдесят. Он высок, поджар, сед, на худом со впалыми щеками лице небольшая белоснежная бородка. Очень доброжелателен, постоянно улыбается, говорит четко и с расстановкой. Грузинского акцента нет. Одет как Ленин в Горках: серая кепка и полупальто в виде френча.

Стуруа говорил, наверное, минут 10. Даже извинился перед слушателями: мол, так долго летел к ним, что теперь очень хочет поговорить. Рассказал со сцены, как получал грузинскую награду в 1997 году. Прочитал стихотворение на грузинском языке (в этот день он презентовал книгу своих стихов на русском). Вспомнил свой разговор со старым тбилисским терщиком спин в серных банях. Терщик ему поведал, что тер спину Толстому. Он очень любил свою жену, и когда она умерла, на все деньги, которые намыл за свою жизнь, устроил ей пышные похороны. После чего бросился в Куру. На сцене Стуруа в итоге вручили бутылку красного грузинского вина.

После  выступления я задал ему несколько вопросов.

-  Слушайте, а расскажите подробней историю о том, как вы выиграли партию в бильярд у товарища Сталина.

- Случилось это в году 1948-ом или в 1949-ом. Мне тогда было лет 19. Я дружил с сыном Берия – Сергеем. И вот однажды после занятий мы приехали к нему домой. Начали играть в бильярд. Вдруг заходит Сталин, вместе с ним Берия. Решили старики сыграть против молодежи. Начали играть, мы думали поддаться. Но оба они играли так плохо, что,поддаваясь им, игра могла бы затянуться до утра. Поэтому мы решили кончить это дело, и быстренько их приложили.

А до этого Сталин спросил меня: «Где ты учишься?». Отвечаю: «В Институте международных отношений». Сталин: «Как ты учишься?» Я: «Наверное, хорошо, раз я получаю Сталинскую стипендию».

Как говорится, характер всегда остается характером – Сталин был подозрителен. Он говорит: «Слушай, как-то странно, ты так хорошо играешь в бильярд, как же у тебя время остается на занятия?». Это, конечно, было сказано в шутливой форме, но его мысли всегда шли в сторону того, чтобы найти, понимаете ли, какой-то подлог.

Мы относились к новому молодому поколению, и какого-то пиетета перед Сталиным не испытывали, но я помню, как был в Кремле в 1946 году и видел, что люди буквально теряли сознание от близости этого человека.

-Что для вас Тбилисоба?

Видимо, мэтр в шуме и гаме подумал, что я спрашиваю его о Тбилиси.

- Тбилиси для меня – это родина, город, в котором я родился, родился мой брат и все мои близкие. Кроме того, я являюсь почетным тбилисцем. Я получил это звание, у меня есть медаль. Принято говорить, что каждый грузин поэт, а каждый грузинский поэт дважды поэт. Так что я дважды тбилисец.

В конце нашей беседы Стуруа рассказал, как 50 лет назад встретил в Нью-Йорке грузинского князя Андронникова, который в то время руководил нью-йоркской полицией. Журналист поинтересовался, поможет ли князь ему, если он, Стуруа, совершит правонарушение на улице. В ответ услышал, что нет, даже несмотря на то, что Мэлор грузин: «Я даже мэра Нью-Йорка оштрафую, если он нарушит правила движения».

Вообще, главное ощущение от общения с московскими грузинами на Тбилисоба – это то, что каждый из них искренне хотел подчеркнуть: они – часть многонационального российского народа, тут теперь их дом.При этом самое главное, самое большое их желание, чтобы русский народ, несмотря на трудности последних двадцати пяти лет в отношениях между Россией и Грузией, также ощущал грузин своими, родными. И в Тбилиси, и в Москве – так ведь было когда-то.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры