Российско-грузинские отношения

Сергей Колеров: Инициатива о признании Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии — шанс для Компартии Молдавии

Партия коммунистов Молдавии 25 декабря 2009 года осудила и расценила как проявление вандализма и кощунственного неуважения к собственному народу и к миллионам погибших в Великой Отечественной войне решение властей Грузии о разрушении мемориала Воинской Славы в Кутаиси, а также приветствовала решение премьер-министра РФ Владимира Путина о воссоздании копии разрушенного памятника в Москве, для чего сама объявила о начале сбора денег у граждан. Эта инициатива могла бы до глубины души тронуть российских граждан, вызвать чувство искренней благодарности и умиления такой поддержкой, исходящей от представителей маленькой, нищей и, в общем, не дружественной по отношению к России страны. Да вот только не верится в искренность ПКРМ. Ни на йоту.

Коль уж молдавских коммунистов действительно так обеспокоила судьба уничтоженного Саакашвили памятника, то самая богатая в Молдавии партия, «семья» Владимира Воронина, позволявшая себе на протяжении ряда лет покупать российских чиновников, лоббировавших их интересы, московских экспертов и известных, дорогостоящих шоуменов и журналистов, занимавшихся их пиаром и в России, и с выездом в Кишинёв, — вполне в состоянии если не полностью оплатить, то непосредственно внести существенный вклад в восстановление мемориала, а не собирать на это благородное дело последние копейки у молдавских граждан, уровень жизни которых стремительно приближается к центральноафриканскому.

А если вспомнить упорное молчание коммунистического руководства Молдавии во время войны в Южной Осетии и последовавшего за этим признания Россией Абхазии и Южной Осетии, то не останется никаких сомнений в сегодняшней неискренности ПКРМ. Тогда, в 2008-м, правившая в Молдавии Партия коммунистов не осудила агрессию Саакашвили против югоосетинского народа, не услышала призывы ряда молдавских общественных организаций признать Абхазию и Южную Осетию и выйти из ГУАМ. Тогда Кишинев ограничился тем, что запоздало «присоединился к декларации ЕС» по поводу конфликта, а президент Воронин заявил о необходимости «реструктурировать» миротворческие силы в странах с «замороженными» конфликтами и активнее привлекать Евросоюз к приднестровскому урегулированию. Сказано это, кстати, было на совместной пресс-конференции с президентом Румынии Траяном Бэсеску — главным врагом молдавского государства по версии ПКРМ. А когда Народное собрание Гагаузской автономии обратилось к Воронину и молдавскому парламенту с призывом признать Республику Южная Осетия и Республику Абхазия в качестве независимых и суверенных государств, то позицию коммунистического руководства озвучил тогдашний спикер законодательного органа от ПКРМ, а ныне лидер Демократической партии и бессменный кандидат в президенты Молдавии от Альянса за европейскую интеграцию Мариан Лупу. Заключалась она в следующем: «У документа, которым Гагаузия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, нет никакой юридической и дипломатической ценности». Казалось бы, какое отношение имеет грузинская агрессия и признание независимости двух закавказских республик к разрушенному памятнику советским воинам? Да самое непосредственное. Так как все это — логические звенья одной цепи, составляющей последовательно антироссийскую и русофобскую политику режима Саакашвили.

Впрочем, абстрагируемся от этической стороны вопроса и попробуем рассмотреть ситуацию прагматически, исходя из сегодняшних молдавских реалий, руководствуясь при этом поговоркой «кто старое помянет, тому глаз вон». Очередной пиар-ход Партии коммунистов, рассчитанный (без особой, надо полагать, надежды) на одобрение Кремля, и сделанный в силу инерционной игры в «пророссийскость» ПКРМ, является, помимо всего прочего, показателем глубокого кризиса, в котором находится партия. Кризиса, в первую очередь, идейного. Главный политтехнолог ПКРМ Марк Ткачук, с треском проваливший построенную на «спасении родины от румынской угрозы» предвыборную кампанию, в последние месяцы загнал партию в положение воюющей со всем миром маргинальной секты с одной-единственной перспективой — исчезнуть с политического поля Бессарабии в кратчайшие сроки и навсегда. С другой стороны, этот совершённый по инерции и незначительный сам по себе шаг дает возможность сделать ряд других, куда более серьезных шагов, способных радикально изменить позиции ПКРМ.

Осудив сейчас режим Саакашвили за уничтожение мемориала в Кутаиси, Партия коммунистов сказала «А», за которым, по логике вещей, должны последовать «Б», «В» и так далее. Внесенная фракцией ПКРМ на рассмотрение молдавского парламента инициатива о признании Абхазии и Южной Осетии, а также об отмене кишиневского закона 2005 года, объявляющего Приднестровье автономией в составе Молдавии, и последующем признании суверенитета и независимости Приднестровской Молдавской Республики смогла бы серьезно изменить расстановку политических сил и превратить молдавскую компартию из обороняющейся стороны в атакующую.

Помимо того, что эта инициатива нанесла бы существенный удар по позициям Альянса за европейскую интеграцию и обеспечила бы ПКРМ реальную внешнюю поддержку — в упомянутых республиках и в России, она резко повысила бы рейтинг компартии и в самой Бессарабии. Нерешенная приднестровская проблема как воздух нужна «независимой и суверенной» бессарабской политэлите, куда больше чем евроинтеграция, которая автоматически будет означать для нее смерть, и для ПКРМ — в первую очередь. Причем вне зависимости от того, интегрируется ли Бессарабия в ЕС через слияние с Румынией или в качестве самостоятельного субъекта, бессарабскому политикуму в его нынешнем виде места там не будет. Куда проще и безопаснее под евроинтеграционные декларации, создавая видимость реформ и усилий по приднестровскому урегулированию, заниматься распилом выделяемых на них Западом средств — и не двигаться при этом с места. А что касается населения Бессарабии, то ему давно уже нет никакого дела до Приднестровья, жители которого пребывают в таких же нищете и бесправии и так же заняты куда более насущными вопросами элементарного выживания. Это подтверждают и многочисленные соцопросы, проводившиеся в Бессарабии еще до выборов, согласно которым, среди актуальных проблем, стоящих перед республикой, приднестровская занимает последнее место.

Так или иначе, терять ПКРМ уже абсолютно нечего. После того как партия провалила последнюю попытку выборов президента 7 декабря, начался давно прогнозируемый раскол и бегство из компартии ее членов. Ну и самое главное — откладывавшаяся АЕИ до этой даты кампания по уничтожению Партии коммунистов теперь запущена полным ходом. Борьба с медийной монополией компартии, причем осуществляемая на законных основаниях, началась еще до 7 декабря. Попытка представить это как «борьбу с русским языком», сфера применения которого в Бессарабии наиболее всего сократилась именно в период правления ПКРМ, естественно, провалилась. Не помогло даже обращение к российскому президенту Дмитрию Медведеву, сделанное одним из главных воронинских пропагандистов Александром Исаевым на форуме СМИ ближнего зарубежья в Москве. Теперь АЕИ задействовал против компартии ею же изобретенное и испытанное оружие — уголовное преследование ближайшего окружения Воронина. И, в отличие от уголовных дел, заведенных против оппозиционных политиков в период нахождения ПКРМ у власти, оснований для этого у правящего альянса более чем достаточно. Поэтому дела в отношении Воронина, Ткачука и иже с ними, как представляется, — вопрос времени.

Сейчас ПКРМ, по сути, повторяет прошлогоднюю ситуацию на выборах в Народное собрание Гагаузии, когда проигравшая фракция коммунистов на протяжении нескольких месяцев мешала работе парламента автономии, оспаривая в суде принятые большинством решения об избрании спикера и бойкотируя заседания. Находившаяся у власти и имевшая колоссальный административный ресурс партия тогда так и не смогла добиться своего, но сохранила фракцию и позиции в руководстве гагаузского законодательного органа. Сегодняшняя ситуация в масштабах всей страны отличается радикально, и бойкот коммунистами работы парламента Молдавии оборачивается против них самих.

Переформатирование левоцентристского фланга в Бессарабии уже происходит, и, очевидно, что к следующим выборам, когда они состоятся, Партия коммунистов окажется не только не единственной, но и не лидирующей силой в этом политическом сегменте. И только неординарные и смелые решения могут спасти партию от исчезновения. Вместо того чтобы пятый месяц повторять мантру о том, что у ПКРМ самая крупная фракция в парламенте, и потому-де они победители и все остальные должны искать сотрудничества с ними, а не наоборот, коммунисты могли бы использовать пока еще остающиеся в их распоряжении 44 места в парламенте не для безрезультатного бойкота любых решений АЕИ, а для продвижения собственных инициатив. Вместо критики действий Альянса по приднестровскому урегулированию, которые в действительности являются лишь более последовательным продолжением политики ПКРМ, компартия могла бы предложить реальное решение вопроса. До сих пор об отказе от Приднестровья как от обузы в Бессарабии позволяли себе говорить лишь отдельные эксперты и политики второго ряда, причем из противоположных идеологических лагерей. Нарушив табу и выступив в парламенте с инициативой о признании ПМР, самая крупная бессарабская партия бросит вызов всей политической элите страны и при этом, возможно, встретит поддержку и в лагере противников. Среди тех же депутатов от АЕИ, наименее приближенных к руководству. Реализовывать «меры доверия» и совместные интеграционные проекты с соседним независимым государством окажется куда проще, чем с «Приднестровским регионом Республики Молдова».

По большому счету, единственный шанс на спасение для ПКРМ — стать не декларативно, а реально пророссийской партией. Доказать свою пророссийскость делами, а не популистскими рассуждениями о многовековой российско-молдавской дружбе, которые в Европе (и в Румынии в особенности) вряд ли будут пользоваться большим спросом. В качестве следующих шагов ПКРМ в парламенте можно предложить инициативу о выходе Молдавии из ГУАМ, о бесполезности которого Воронин заявлял в начале 2009 года, и о возобновлении своей деятельности в котором Кишинев объявил в его конце. А также попытаться выполнить те обещания, с которыми партия пришла к власти в 2001 году. Например, о придании русскому языку статуса второго государственного в Молдавии.

Кто знает, может быть в оппозиции Партия коммунистов окажется куда более действенной силой, чем в качестве правящей партии. Во всяком случае, меняться никогда не поздно. Тем более, когда это вопрос выживания.

Сергей Колеров — шеф-редактор Западной редакции ИА REGNUM Новости.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры