Российско-грузинские отношения
Самый издаваемый в России израильский писатель

Самый издаваемый в России израильский писатель

В гостях у «Вестника Кавказа» израильский писатель Пётр Люкимсон.

- Пётр, по моим данным, у вас издано 9 книг.

- Вообще больше на самом деле.

- Давайте уточним.

- Штук 17, наверное.

- 17. А то, что касается последних книг, которые вышли в этом году. Давайте хотя бы их затронем.

- В этом году вышел только «Зигмунд Фрейд» в серии «ЖЗЛ». Биография Фрейда. В принципе для меня лично это продолжение той работы, которую я делал до сих пор. То есть все, что я пишу так или иначе связано с евреями. Меня интересует еврейская цивилизация как таковая. В «ЖЗЛ» у меня вышли «Моисей», «Царь Давид», «Царь Соломон». То есть в принципе все, что я пишу, все мои книги имеют отношение к евреям. Это попытка рассказать миру, прежде всего русскоязычному читателю, потому что русский язык – основной мой язык, о еврейской цивилизации. Сейчас я надеюсь, что в ближайшее время я начну заниматься Салах ад-Дином, потому что надо рассказать и о не менее великой исламской цивилизации и о ее контактах с еврейской цивилизацией и с христианской, как она соотносятся. Потому что по этому поводу у людей очень много путаницы в голове. Они не соотносят радикальный ислам, не понимают, что такое ислам.

- Когда автор берется за такую тему, как «Царь Давид» в «ЖЗЛ», понятно, что вы довольно глубоко ее знаете, эти пласты истории. Но у вас есть такие книги, как, допустим, «Бизнес по-еврейски».

- Нет, это серия «Бизнес по-еврейски», а книга называется «Евреи и деньги».

- А еще есть «Евреи и секс».

- Это уже название книги.

- А «Еврейская диетология» — это что?

- Это неудачное название книги о кашруте, которое дало издательство.

- «Еврейская поваренная книга».

- Да, безусловно. Она называется «На кухне моей бабушки».

- «Разведка по-еврейски».

- «Разведка по-еврейски» — опять-таки название совершенно идиотское, на мой взгляд, которое дало издательство, потому что называлась она очень сухо в принципе. Это были неизвестные страницы истории «Шабака» и «Моссада». О них на русском вышло много книг, вернее вышло очень много книг о «Моссаде», то есть о внешней разведке Израиля. Почти никто не знает, что такое «Шабак», а это внутренняя разведка Израиля, которая не менее мощная, боролась и с внешними разведками других стран, она играет огромную роль и в нашем конфликте с палестинцами. Мне важно было рассказать об этом, те страницы, которые никто не знает, и даже израильтяне, честно говоря, очень слабо знали. Я им открыл немало нового, как выяснилось. И мне повезло, я контактировал с людьми, которые работали в этих службах, совершенно потрясающие люди, произвели на меня огромное впечатление. И мне повезло, я написал такую книгу.

- То есть вы знакомы не только с тайнами Древнего мира, но и с тайнами современной разведки.

- Немножко. Эти люди практически не любят ничего говорить, из них приходится вытягивать каждое слово клещами. И как они сами говорят, есть множество тайн, которые умрут вместе с нами, которые они не скажут никогда никому, естественно, не напишут об этом мемуары.

- Мне просто интересно, темы у вас довольно-таки разные.

- Это все одна и та же тема. Эта тема называется «Еврейская цивилизация».

- А название «Тайны еврейского секса», я думаю, что тоже не совсем удачное.

- Это переиздание книги «Евреи и секс» расширенное. Вообще, на самом деле «Евреи и секс» — неудачное название. Книга должна была назваться «Евреи и любовь». Но издатели сказали: «Вы знаете, любовь сейчас никому не продашь, это никому не интересно. А вот секс – это интересно, поэтому книга будет называться «Евреи и секс». Вот так это и пошло. К сожалению, это примета нашего времени, что слово «любовь» стало непопулярным и вытеснено другим словом, которое его отражает, безусловно, в какой-то степени, но в очень небольшой, на мой взгляд.

- Все-таки, какая из этих работ вам наиболее дорога? Понятно, что все книги – это как дети, которых любишь почти одинаково. Но если бы вас попросили одну книгу представить на какую-то выставку, какую бы вы предложили читателям?

- Я ее пока не написал.

- Это очень интересный ответ для писателя. Напрашивается следующий вопрос о планах.

- Прежде всего, я пишу сейчас несколько книг для серии «ЖЗЛ», мне заказаны. Сейчас заканчиваю одну, вторая начата, и она меня волнует больше всего. Это книга о Салах ад-Дине, о человеке, который освободил Иерусалим от крестоносцев, о человеке, который для меня является символом ислама, настоящего ислама. Потому что многие не знают, что, например, все наши представления о рыцарстве, все европейские представления о рыцарстве, эти представления дал нам Салах ад-Дин. Это благородство, это умение щадить врага, гуманные методы войны, очень-очень многое. И это и есть для меня настоящий ислам, совсем не тот ислам, который исповедуют звери, извините меня за выражение, из воображаемого «Исламского халифата». И те зверства, которые мы видим, все эти отрезанные головы — это не ислам. Ислам – это Салах ад-Дин.

- Тем более, террористы… Мы беседуем в трагические дни юбилея бесланской трагедии, когда террористы захватили в школе детей под этими символами.

- Это не ислам, это использование ислама в политических целях.

- Фактически детей-мусульман и захватывали.

- Использование ислама в политических целях наносит, безусловно, удар по исламу и способствует исламофобии в определенной степени в мире. Это совершенно необоснованно, потому что люди не знают, что такое ислам. И я как человек, выросший в мусульманской стране, в Азербайджане, я как раз это хорошо знаю. У меня были соседи-мусульмане, азербайджанцы, друзья-мусульмане, самые близкие мои друзья в общем-то. И я знаю, что такое ислам, поэтому меня не обманешь.

- Вы знаете на примере Азербайджана, как мирно сосуществует ислам с христианством, иудаизмом и другими религиями.

- Абсолютно. Об этом можно прочитать в Коране. И евреи, и христиане с точки зрения Корана – это люди Книги, которых нельзя трогать, с которыми нужно мирно сосуществовать. Это Коран, это азбука ислама.

- Ваши книги издаются на русском языке. Они продаются в Израиле?

- Да, они продаются в Израиле, но я вам скажу, есть большая проблема. У вас книги в России очень дорого стоят, об этом, кстати, говорилось немало на книжной ярмарке, что надо найти пути снижения стоимости книг, и это может увеличить их продажи. А у нас в Израиле, когда прибывают книги из России, они стоят совершенно сумасшедшие деньги, которые многим просто не по карману.

- Но ведь люди читают?

- Люди читают в интернете за счет пиратских скачиваний, и их очень много. Я думаю, читают и из России, и из Израиля. Пиратский интернет, конечно, очень сильно ударил по всей писательской братии, ударил по тиражам книг, по гонорарам, соответственно, по возможности существовать писателю за счет своего писательского труда. Это одна из проблем, но в Израиле, безусловно, знают. В Израиле, к сожалению, сейчас закрылось большинство русских магазинов. В свое время их было очень много. Магазины русской книги. Опять-таки, закрылись не потому что люди стали меньше читать на русском, люди читают очень много на русском языке, но они все читают с помощью электронных книг, с помощью интернета.

- То есть проблема для писателя в Израиле, сродни проблеме российской — жить профессиональным делом почти уже невозможно.

- Эта проблема везде. Это должно быть профессиональным делом, я убежден, что писатель должен жить на свои труды. Если он действительно настоящий писатель, он должен заниматься писательством. Но это вечная, на самом деле, проблема. И об этом можно говорить очень и очень долго. Писателям всегда недоплачивали во все времена, во всех странах. Издатели их обманывали и сильно обманывали. Почитайте, Пушкина, Лермонтова. Ни что не ново под солнцем.

- Многие писатели жили на гонорары, и даже в советское время.

- В советское время, безусловно. В советское время были огромные гонорары, не было интернета. Понятно, что человек, у которого книга вышла тиражом 200 000 экземпляров, я не говорю о больших тиражах, а были авторы, которые 500 000 снимали, а потом были переиздания. Это все приносило деньги писателю. В советское время писатель мог отлично существовать, даже второстепенный, не говоря уже о первостепенных.

- То есть интернет все-таки ударил.

- Интернет – это один из виновников. Я думаю, что люди не стали меньше читать, люди стали меньше читать бумажные книги, этот носитель уходит, мы переходит просто на другой носитель. Так же, как пергаментные свитки сменились бумажной книгой и исчезли, так же и бумажная книга исчезает.

- Обратная сторона high tech!

(Фрагмент беседы с Петром Люкимсоном.)

 

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры