Российско-грузинские отношения
Русский пока остается вторым языком в Грузии -1

Русский пока остается вторым языком в Грузии -1

Деликатная сфера языковых отношений в полиэтничном обществе всегда замешена на эмоциях и политических интенциях различных социальных или этнических групп. Она тем более политизирована в многонациональной Грузии с ее региональными особенностями (компактным расселением этнических меньшинств) и наследием прошлой эпохи, когда формально не было понятия «государственного языка», но существовал феномен «политического языка».

«Политический» — язык общественной коммуникации и социальной активности. Русский был «политическим языком» в Абхазии и Южной Осетии, но даже в советский период не был таковым в Грузии, поскольку местная интеллигенция всегда пыталась придать характер и функцию «политического языка» грузинскому вместо русского. И преуспела в этом еще в брежневскую эпоху, опираясь на богатые культурные традиции, носителем которых является «картвелский» язык. Например, грузинские ученые изобретали аналоги математических, в том числе геометрических, физических и иных терминов, а позднее – «грузинский компьютерный язык», чтобы исключить малейшую возможность ущемления грузинского как «политического языка».

Грузинский стал основным инструментом социальной активности и общественной коммуникации для подавляющего большинства этнических грузин, живущих в республике. Но усилия интеллигенции имели свои объективные пределы. Во-первых, русский оставался основным в таком важнейшем сегменте общественной коммуникации, как доступ к всевозможной информации. Наследство этой реальности сегодня просматривается при дублировании фильмов. Несмотря на все усилия властей, принятие жестких законов и всевозможные запреты, изгнать русский язык из кинотеатров и видеотек никак не удается. На фильмы, дублированные по-грузински, люди просто не ходят, и кинотеатры несут убытки. Так что, властям приходится на многое закрывать глаза. «Вестник Кавказа» в статье «Новые половцы» писал о смехотворной и обреченной на провал попытке Михаила Саакашвили заменить английским русский в тех сегментах общественной коммуникации и социальной активности, где он все еще сохранял, условно говоря, «политический» статус.

Вторая особенность, предопределившая нынешний реальный статус русского языка – многонациональность Грузии. Русский был «политическим» языком для трети населения Грузинской ССР: не только абхазов и осетин, но этнических армян и азербайджанцев, как наиболее многочисленных этнических меньшинств.
После распада СССР и придания грузинскому статуса государственного языка, этот фактор сыграл свою роль в процессе «нациестроительства». Грузинские власти (от первого президента Звиада Гамсахурдия до нынешнего правительства Ираклия Гарибашвили) последовательно сокращают количество русских школ. Если в 1988 году в Грузии было 257 школ с русским языком обучения, то есть изучением всех предметов на русском, то сегодня в стране — 61 школа с «русским сектором», из них 50 государственных и 11 частных. И всего лишь 12 полноценных русских школ. В том числе 11 государственных и одна частная.

Продолжение следует

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры