Российско-грузинские отношения
Процессы над крупными экс-чиновниками

Процессы над крупными экс-чиновниками

В Тбилиси возобновились судебные процессы над бывшим премьер-министром Вано Мерабишвили и экс-министром обороны Бачо Ахалаей. Одновременно идет заочный суд над другим бывшим руководителем оборонного ведомства Давидом Кезерашвили, который находится на скамье подсудимых во Франции по обвинению в причастности к незаконной торговле оружием. Между тем в Грузии, похоже, будет создана даже специальная комиссия, которая займется вопросом «очень быстрого обогащения» Кезерашвили. До прихода во властные структуры он не бедствовал, но и состоятельным человеком назвать его было трудно. Зато оказавшись в верхах, Кезерашвили в считанные месяцы вступил в ряды местных «рокфеллеров и ротшильдов», и даже стал казначеем бывшей партии власти, о чем на пресс-конференции в четверг заявил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили.

При всей занимательности истории с Кезерашвили внимание общественности больше приковано все-таки к процессам над Мерабишвили и Ахалаей. Интерес, помимо всего, подогревается еще и тем, что отношения этих двух бывших чиновников в период пребывания во власти, трудно было назвать теплыми. Информированные источники утверждают, что между ними развернулась жесточайшая подковерная схватка за место под солнцем.

Вано Мерабишвили, которого тогдашний президент Михаил Саакашвили назначил премьер-министром, карьерному росту был не очень рад – ему пришлось покинуть МВД, к которому он прикипел всей душой и сердцем. И совсем был разочарован Мерабишвили тем, что его кабинет достался «заклятому другу» Бачане Ахалае. А амбиции того в свою очередь простирались дальше, чем работа на посту министра внутренних дел. Конкуренция между ними зашла так далеко, что, по словам того же источника, Мерабишвили и Ахалая не раз попросту подставляли друг друга, одновременно пытаясь угодить Саакашвили. В таком своеобразном «забеге» в лидеры выходил то один, то второй. В какой-то момент стало казаться, что всевластный Мерабишвили начал проигрывать. Но тут правлению Единого национального движения (ЕНД) пришел конец.

Молниеносный арест Ахалаи стал едва ли не первой акцией новых властей. Многие вспомнили о комплиментах, которые в период избирательной кампании в адрес Мерабишвили отпускал будущий премьер Бидзина Иванишвили и заподозрили, что арест Ахалаи мог состояться при закулисном участии Мерабишвили, решившим свести счеты с противником. Но вскоре и Мерабишвили оказался за решеткой.

Статьи обвинений Мерабишвили и Ахалаи похожи – превышение полномочий, применение силы – личное или распорядительное – против представителей общественности, разгромы оппозиционных манифестаций и т.д. Причем нельзя исключать, что какие-то фрагменты уголовных дел затрагивают обоих подсудимых одновременно. До этого следствие пока еще не дошло. Но арестованные, очевидно, поняли, что отбиваться от тяжелых обвинений, день ото дня отягощающихся новыми уликами и доказательствами будет эффективнее вместе, чем порознь.

И вот Бачо Ахалая, в свое время возглавлявший и систему пенитенциарных учреждений Грузии, со скамьи подсудимых поддержал Вано Мерабишвили, объявив, что записи видеоаппаратуры в тюрьмах можно стереть только искусственным путем, и что правосудию давно пора принять во внимание аргументы такого уважаемого члена общества, каковым является Мерабишвили, а не руководствоваться показаниями против него, которые дают бандиты и криминальные элементы.

Напомним, что в конце прошлого года Мерабишвили выступил с обвинением в адрес главного прокурора Грузии Отара Парцхаладзе, якобы по приказу которого его незаконно вывезли из тюрьмы и привезли на встречу с ним. «Парцхаладзе стал требовать от меня, чтобы я поделился информацией о зарубежных банковских счетах Саакашвили и помог в расследовании дела о гибели премьер-министра Зураба Жвании. Взамен он обещал не противодействовать моему отъезду за рубеж, а также выразил готовность вернуть мне конфискованные деньги», – объявил Мерабишвили. Он потребовал обнародования записей тюремной аппаратуры, на которой было бы запечатлено, как его выводят из камеры, а впоследствии и из тюрьмы. Когда это не было сделано, Мерабишвили отказался участвовать в судебных заседаниях. В то же время его однопартийцы начали кампанию против Парцхаладзе и, найдя в шкафу несколько скелетов, добились-таки его отставки. Но облегчить участь своего генсека не сумели – Мерабишвили остался за решеткой. Как сказал на упоминавшейся выше пресс-конференции Ираклий Гарибашвили, «он будет сидеть долго и хорошо», потому что не только превышал свои полномочия, но и финансировал ЕНД из госбюджета, а никаких политических мотивов его ареста не было и нет.

Между тем следствие дошло до изучения роли Мерабишвили в разгоне оппозиционного митинга 26 мая 2012 года, и пришло к очередному неприятному для экс-премьера выводу. Попутно было сообщено, что следствие не нашло доказательств того, что он вывозился из тюрьмы – сотрудники пенитенциарного учреждения не подтверждают это, а записи не сохранились, поскольку аппаратура устроена таким образом, что через сутки автоматически уничтожает сделанную запись. По этому поводу глава парламентского комитета по юридическим вопросам Тина Хидашели заявила, что, видимо, зная об этом, Мерабишвили выступил со скандальным заявлением о вывозе из тюрьмы спустя несколько дней, а не сразу. «Он устроил интригу, зная, что те доказательства, которые требует, существовать просто не могут. И обвинил в уничтожении записей власти. А на самом деле этих записей никогда и не было – Мерабишвили никто никуда из тюрьмы не вывозил», – считает она.

И тогда в поддержку Мерабишвили со скамьи подсудимых выступил Бачана Ахалая, назвав «автоматическое уничтожение тюремных видеозаписей блефом». У него тоже дела складываются не лучшим образом, хотя еще некоторое время назад создавалось впечатление, что обвинения против него не подтверждаются. Оно было подкреплено событиями, развернувшимися вскоре после новогодних праздников.

Жена Ахалаи — Анна Надареишвили обнародовала на Youtube признание одного из главных свидетелей обвинения Годердзи Чолокавы в том, что показания против Ахалаи он давал под давлением правоохранительных органов, зачитывая их по врученной шпаргалке. Попутно Чолокава обвинил известную журналистку Ирму Инашвили в том, что она его фактически подставила – пригласив в свою телестудию «Объектив» и «слепив» провокационную беседу, она якобы отвезла его в главную прокуратуру, где его вынудили дать показания против Ахалаи.

Пока общественность пыталась переварить произошедшее, осмысливая торжествующие заявления Анны Надареишвили, Чолокава вдруг еще раз изменил показания. Он объявил, что показания против Ахалаи давал без принуждения, а вот опровержения вынужден был дать под давлением друзей и близких экс-министра. Когда говорит правду Чолокава, а когда врет – теперь предстоит выяснять следствию, заинтересовавшемуся также и Ирмой Инашвили. Сама Инашвили тем временем собирается вчинить иск бывшему главному прокурору Грузии Автандилу Кбилашвили, не обеспечившему безопасность такому важному свидетелю как Чолокава.

С учетом всей этой запутанности и продолжающегося нагромождения дел – одного на другое, возобновление судебных процессов над Мерабишвили и Ахалаей не стоит считать признаком скорого их окончания. Скорее, даже наоборот. Тем более что Вано Мерабишвили верен своему слову и в судебных заседаниях не участвует.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры