Российско-грузинские отношения

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ГРУЗИИ: УСТОЙЧИВА ИЗНУТРИ, УЯЗВИМА СО СТОРОНЫ ЗАПАДНЫХ «ПАРТНЁРОВ»

23 января грузинская политическая система вновь заставила усомниться в своей устойчивости.

В этот день министр внутренних дел страны Александр Чикаидзе подал заявление об отставке, представив общественности причины подобного шага. Днями ранее при взрыве на могиле своего сына погиб грузинский правозащитник Юрий Вазагашвили, до этого публично обвинивший министра и руководимое им ведомство в покрывательстве убийц Вазагашвили-младшего. Последний стал жертвой операции грузинских полицейских ещё в мае 2006 года, то есть в бытность у руля власти предыдущей администрации Михаила Саакашвили. Подавший прошение об отставке министр мотивировал принятое решение моральной ответственностью за случившееся, однако подчеркнул надуманность всех прозвучавших в его адрес обвинений в укрывательстве преступников по делу Зураба Вазагашвили. Отставка министра была незамедлительно принята главой правительства Ираклием Гарибашвили. Сразу за этим в грузинской и зарубежной экспертной среде появились версии о сгущающихся над действующим премьер-министром «политических тучах». Прозвучали предположения о его скорой отставке, которая может последовать буквально в самые сжатые сроки, весной текущего года, когда в парламенте страны будет запущена процедура объявления вотума недоверия кабинету министров. В основу этих версий было заложено, скорее, понимание преследующих грузинские власти на короткой внутриполитической дистанции чувствительных ударов, чем трезвый расчёт реального расклада сил. С политического кризиса в ноябре 2014 года прошли считанные месяцы, как правящий блок «Грузинская мечта» подал новые поводы засомневаться в его монолитности. Между тем, значительный внутренний вызов для правящей под эгидой Бидзины Иванишвили команды на данный момент отсутствует. Наиболее влиятельный политик современной Грузии отошёл от государственных дел, как и предполагалось, на словах. И «мини-кризис» от 23 января вслед за более серьёзной проверкой на прочность грузинского правительства в ноябре 2014 года укрепил Иванишвили в статусе первого гражданина республики. Уход грузинских «свободных демократов» из правящей обоймы осенью прошлого года стал во многом «заслугой» именно Иванишвили, который тогда высказался крайне принципиально за уход министра обороны Ираклия Аласании. Отставка главы МВД Чикаидзе вписывается в иную систему координат грузинской политической действительности, но и за ней чётко просматривается определяющее присутствие Иванишвили на политической сцене страны. Премьер-министру Гарибашивли до лета текущего года не угрожает оказаться в роли отставного главы кабинета, в первую очередь, в виду сохраняющейся поддержки со стороны Иванишвили. Для этого нет и формальных поводов, ибо в местном парламенте правящий блок после ухода «свободных демократов» в оппозицию сохранил большинство. За отставкой Аласании последовало сложение министерских мандатов со стороны глав внешнеполитического ведомства и ведомства по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Указанными структурами руководили представители партии «Наша Грузия – Свободные демократы». Партия экс-министра обороны покинула ряды правящей коалиции, чем поставила большинство «Грузинской мечты» в парламенте республики под вопрос. У «свободных демократов» в 150-местном законодательном органе было 10 депутатских кресел. С их уходом из коалиции у «Грузинской мечты» осталось 73 места. Таким образом, до обладания простым большинством в парламенте действующему правительству стало недоставать трёх голосов. Группа независимых депутатов присоединилась к парламентскому большинству, следовательно, правящая коалиция «Грузинская мечта», несмотря на выход из её состава фракции «свободных демократов», не теряет большинство в законодательном органе, заявил 7 ноября председатель парламента Давид Усупашвили. Отсюда, вотум недоверия правительству со стороны партии Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД) если и будет инициирован в парламенте республики, большинству его удастся преодолеть. * * * Тем не менее, при всей сохраняющейся устойчивости внутренних позиций правящий блок всё же не может позволить себе политическое «расслабление». На этот нюанс косвенно обратил внимание сам Иванишвили, в интервью телекомпании «Имеди» 28 января не исключив вероятность внеочередных парламентских выборов до осени 2016 года. В досрочных выборах нет необходимости, и они нежелательны, но «ничего не нужно исключать», подчеркнул он. Таким образом, свою команду закулисный «топ-менеджер» грузинской политики посчитал необходимым держать в тонусе, ибо, по сути, внутренние вызовы хотя и не столь серьёзны, но сохраняются также и внешние опасности. Многим этот вывод может показаться далеко неочевидным и даже надуманным. На внешнеполитическом фронте для грузинских властей всё предельно ясно: с Западом правящая команда продолжает тесное партнёрство, с Россией – вялотекущий процесс улучшения отношений. Но определённость на главных внешних направлениях грузинской политики не означает гарантированность властей от неожиданностей. Причём именно с западного, казалось бы, до предела понятного трека приобщения республики к европейскому и североатлантическому интеграционным блокам. Вовсе не случайно, что политические кризисы различного масштаба и длительности в Грузии чаще всего проистекают из одного источника государственной власти. «Зачинщиком» всех последних внутривластных брожений и перекрёстного обмена ударами между правительством и главной оппозиционной силой в лице ЕНД стал силовой блок страны. Примерно с середины «нулевых», после резонансного дела министра обороны Ираклия Окруашвили, грузинские силовики, с приставками «экс» или без, становились «рассадником» политических скандалов. Как и в любой другой «нормальной» кавказской республике, контроль силового блока является важнейшим ресурсом устойчивости действующей власти. Вспомним, что закат саакашвилевской администрации и приход к власти новой команды произошёл на волне известных разоблачений порядков, царивших в репрессивном аппарате государства. Один видеосюжет, показанный в грузинском телеэфире до парламентских выборов 1 октября 2012 года, если и не решил исход тогдашнего политического сражения, но оказался в руках «Грузинской мечты» в нужное время. Этим и определяется такое повышенное внимание к грузинским силовым ведомствам и находящимся у их руля руководителям. Команда Иванишвили пришла к власти на волне антикоррупционных и других разоблачений в силовом аппарате предыдущей администрации. Как пришли, так и продолжают действовать до сих пор. Против Саакашивли и его министров выдвинуто несколько десятков обвинительных эпизодов. Дело Зураба Вазагашвили – один из таких эпизодов. Действующие власти расширяют доказательственную базу обвинений против своих предшественников. Вместо молодого и неопытного министра (Чикаидзе нет и 30 лет) назначен Вахтанг Гомелаури, с 2013 года работающий замминистра внутренних дел. Это крепкий грузинский аппаратчик в силовом блоке, что немаловажно, успевший побывать на посту начальника охраны экс-премьера Иванишвили. Чикаидзе был непопулярен в общественных кругах, он находился в дальнем, но родстве с Гарибашвили, поэтому, с учётом совокупности этих и других факторов, правящая обойма просто избавилась от одного из своих «слабых звеньев». Новый министр с новой энергией приступит к расследованию дела Вазагашвили и других эпизодов. Примечательно, что сразу за назначением главой МВД Гомелаури в иных эшелонах грузинского силового блока пошла усиленная работа в том же разоблачительном ключе. В структуре республиканской прокураторы формируется специальный департамент по расследованию правовых преступлений, совершённых прежними властями Грузии. Из прокуратуры страны пояснили, что в её адрес после смены правительства в 2012 году поступили «тысячи заявлений граждан о пытках, нечеловеческом и унижающем честь и достоинство обращении с ними, насильственном изъятии частной собственности». Для эффективного расследования этого потока жалоб и создаётся новый департамент прокуратуры. В указанном выше интервью «Имеди» от 28 января, Иванишвили приоткрыл несколько своих дальнейших шагов. Среди них – создание телевизионного сериала о более 200 эпизодах девятилетнего правления ЕНД. «Грузинская мечта» продолжает сводить политические счёты с Саакашвили. Другой вопрос, как к этому относятся западные покровители этого скомпрометировавшего себя грузинского деятеля. В Тбилиси ранее уже поступали сигналы из Брюсселя и Вашингтона о возможном пересмотре своих подходов по евроатлантической интеграции республики, если её власти с той же настойчивостью будут добиваться уголовного преследования «политических конкурентов». С этим Иванишвили и его команда не могут не считаться, и здесь кроются указанные выше внешние опасности для грузинского правительства. Вотум недоверия ему не грозит, но от осложнения отношений с западными патронами оно не гарантировано. Из Тбилиси, от близких к правящим кругам страны экспертов, поступают сведения, что Иванишвили решил активизироваться на политической сцене, приблизиться к государственным делам из своей нынешней «созерцательной» позиции. Причём, делает он это при том общем понимании, что Грузия может стабильно развиваться только при сбалансированном распределении её внешнеполитических приоритетов. Попытки выделить, например, «Роснефти», доли на энергетическом рынке республики вполне укладываются в эту шкалу предпочтений властей. Однако западных партнёров подобный прагматичный подход грузинских властей раздражает, что власти страны вынуждены принимать во внимание. Тем более, что некоторые истеричные посылы Саакашвили, озвучиваемые, кстати, из его нынешнего политического убежища в США, импонируют американским и европейским спонсорам. Так, в дни визита второго лица НАТО, заместителя генсека Альянса Александра Вершбоу в Грузию (29-30 января), прибывшего с вестью о решительном настрое натовцев инсталлировать в закавказской республике «Тренировочный и оценочный центр» (1), всплыл интересный сюжет. Заместитель главы МВД Грузии Леван Изория заявил о непопадании граждан страны под уголовное преследование, если они направятся на Украину для участия в боевых действиях против тамошних «сепаратистов». Днями ранее, ещё до отставки министра Чикаидзе, Саакашвили из своего американского убежища винил грузинские власти в создании препон для выезда грузинских «добровольцев» на Украину. По всей видимости, с приездом Вершбоу от грузинских властей были затребованы соответствующие заявления в стиле евроатлантической солидарности, которые и были сделаны устами нового руководства МВД. Получается, что призывы Саакашвили не утратили свою политическую цену для Запада. А в Тбилиси уже многие решили, что его пора полностью списывать со счетов… Главным вызовом для «Грузинской мечты» в предстоящие до парламентских выборов осенью 2016 года месяцы остаётся крайняя зависимость властей от антироссийских настроений Запада. Тбилиси вынужден учитывать этот фактор, даже если он противоречит национальным интересам республики. Поэтому, дестабилизация для нынешнего правительства возможна со стороны западных партнёров, которые могут посчитать целесообразной реанимацию такого «политического трупа», как Саакашвили. …В сентябре 2007 года, реагируя от имени официального Вашингтона на очередные свидетельства коррупции, пустившей в грузинской системе власти глубокие корни, тогдашний помощник заместителя госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Мэтью Брайза высказал здравую мысль. Американский дипломат заявил, что «если кто-то совершил преступление, то он должен ответить за это, какую бы должность не занимал». Слова представителя США не перешли в дело. Более того, в Вашингтоне не только открыто препятствуют вершению грузинского правосудия над одиозными политическими деятелями, но и используют этот ресурс в качестве давления на Тбилиси. Примечания (1) Российская корпорация приобрела 49% грузинской компании «Petrocas Enegry», владеющей и управляющей нефтяным терминалом в порту Поти и крупнейшей розничной сетью АЗС в Грузии. (2) Тренировочный центр НАТО в Грузии является частью «существенного пакета» сотрудничества, который был предложен республике на Уэльском саммите НАТО в сентябре 2014 года. В рамках двухдневного визита в Грузию, Вершбоу посетил военную базу в Вазиани, которая рассматривается в качестве одного из потенциальных мест для размещения Тренировочного центра. Как передали грузинские СМИ, оценочная миссия НАТО посетит Грузию, предположительно, в феврале этого года, дабы на месте рассмотреть различные варианты с подбором места для Центра. Михаил АГАДЖАНЯН

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры