Российско-грузинские отношения

Парламент в первом слушании принял новые правила избрания главного прокурора

Парламент Грузии в первом слушании, 76 голосами против 5 принял изменения к закону о прокуратуре, которые определяют новые правила подбора и утверждения главного прокурора страны, но, по заявлению оппонентов, это предложение не отвечает оглашенной цели по полной деполитизации прокуратуры.

Новые правила заменят, как отметил заместитель министра юстиции Александр Барамидзе, простые, но действующие непрозрачно, процедуры, согласно которым, главного прокурора, ведомство которого, по Конституции, входит в подчинение Министерства юстиции, назначает и освобождает с должности премьер-министр по представлению министра юстиции.

Законопроект, принятие которого во втором и третьем слушании планируется на осенней сессии, предусматривает более сложную процедуру избрания главного прокурора с участие Парламента и нового коллегиального органа – Прокурорского совета, и в этом процессе правительство и министр юстиции вновь сохраняют важную роль.

Первоначальная версия законопроекта, разработанного Министерством юстиции, была изменена после того, как по данным законодательным изменениям Венецианская комиссия в начале месяца опубликовала свои предварительные заключения.

Большинство этих рекомендаций отражены в переработанном законопроекте, но не все из них – решающая роль правительства в процессе представления главного прокурора вновь остается в силе.

Законопроект предусматривает создание нового органа из 15 членов – Прокурорского совета, на которого будет возложена важная роль в процессе подбора кандидатурв главного прокурора, так же как и его досрочного освобождения с должности. Венецианская комиссия приветствовала планы по созданию этого совета, как «шаг вперед в процессе деполитизации» прокуратуры.

Председателем Прокурорского совета будет министр юстиции.

8 членов совета будут избраны Прокурорской конференцией, что также является новацией законопроекта. Конференция является собранием прокуроров Грузии и следователей прокуратуры и его единственным полномочием будет избрание членов Прокурорского совета.

2 места в Прокурорском совете займут депутаты Парламента, одного из которых депутаты выберут из числа парламентского большинства 76 голосами, а второго из числа тех депутатов, которые не входят в большинство.

2 места в совете займут те судьи общих судов, которых выберет Высший совет юстиции.

А 2 оставшихся места из 15 в Прокурорском совете займут представленные высшими образовательными учреждениями и гражданскими общественными организациями те представители, которых Парламент изберет 76 голосами.

Согласно законопроекту, главным прокурором может быть избрано лицо с высоким авторитетом, без судимости, с высшим юридическим образованием, которое обладает, как минимум, 5-летним стажем работы судьей или прокурором, или является признанным специалистом сферы права из академических кругов или общественных организаций, которое «в то же время, не занимается адвокатской деятельностью». Запрет, связанный со сферой адвокатства, может быть пересмотрен ко второму слушанию, — заявил заместитель министра юстиции во время обсуждения в Парламенте.

Процесс подбора главного прокурора, согласно законопроекту, начнется с консультаций министра юстиции с академическими кругами, представителями гражданского общества и специалистами области права.

После этого министр юстиции представит Прокурорскому совету три кандидатуры, хотя бы одна из которых должна быть другого пола. Министр также должен обосновать эти представления.

Из представленных кандидатов Прокурорский совет должен выбрать одного не менее 2/3 голосов, т.е. минимум, 10 голосами. В случае равного распределения голосов решающий голос остается за председателем совета, т.е. министром юстиции. Если ни один из кандидатов не сможет набрать достаточное количество голосов, тогда во второй тур переходят два кандидата с наилучшими результатами, но и если в этом случае ни один из кандидатов не сможет набрать 2/3 голосов, тогда процедура представления кандидатов начинается заново, согласно законопроекту.

Венецианская комиссия заявила в своих рекомендациях, что процедура назначения главного прокурора охватывает очень много органов, принимающих решение, и «непонятно, для чего нужно, чтобы правительство, в состав которого входит министр юстиции, давать согласие тому кандидату, который уже представлен министерством и утвержден Прокурорским советом».

«Исполнительная ветвь уже оказывает достаточное влияние на этап представления посредством министра; Дополнительное согласие правительства… является ненужным требованием в этом процессе», — заявила Венецианская комиссия.

Депутат Грузинкой мечты от Республиканской партии Вахтанг Хмаладзе, который возглавляет Юридический комитет Парламента, заявил во время обсуждения 24 июля, что ко второму слушанию должно быть продолжено обсуждение о возможном исключении роли правительства в процессе представления кандидата.

По существующему варианту, если правительство одобрит предложенную кандидатуру, процесс перемещается в Парламент, где необходимо будет набрать, как минимум, 76 голосов для избрания нового главного прокурора на шестилетний срок путем тайного голосования. Одно и то же лицо не может быть избрано главным прокурором дважды подряд.

В своих предварительных соображениях Венецианская комиссия заявила, что правительство и парламентское большинство «играют очень важную роль» на всех этапах назначения главного прокурора.

«Если целью реформы, как об этом говорится в письме первого заместителя министра юстиции Грузии, является достижение «полной деполитизации Главной прокуратуры», тогда та процедура, по которой назначается главный прокурор, должна быть пересмотрена и влияние правительства и парламентского большинства должно быть сокращено», — заявила Венецианская комиссия.

По рекомендации комиссии, для этого одним путем является избрание главного прокурора в Парламенте квалифицированным большинством, но практика действующего Парламента показывает, что депутаты, обычно, входят в тупик, когда дело касается принятия решений 2/3 голосов – это, как минимум 100 голосов (у правящей коалиции Грузинская мечта в парламентском большинства 87 депутатов). С учетом грузинского контекста, Венецианская комиссия заявила, что одним из возможных выходов может быть вовлечение в этот процесс различных институциональных акторов в том случае, если возникнет безвыходная ситуация; Такими акторами могут быть председатель Конституционного суда или «какая-нибудь другая нейтральная фигура или орган, который будет иметь право сказать окончательное слово» в деле назначения главного прокурора.

Но Венецианская комиссия также заявила, что возможно и не будет необходимости в избрании главного прокурора квалифицированным большинством, если у Прокурорского совета будет достаточно независимости, чтобы предотвратить политическое вмешательство. Для того, чтобы предусмотреть эту рекомендацию, Министерство юстиции количество членов Прокурорского совета увеличило с первоначального количества 9 до 15 в переработанном варианте, чтобы совет стал более «инклюзивным».

Председатель Парламента Давид Усупашвили заявил 24 июля, что он обратиться к Венецианской комиссии с просьбой провести еще одну экспертизу перед проведением второго слушания по законопроекту.

Депутаты оппозиционного Национального движения и Свободных демократов не поддержали данный законопроект, заявив, что он не обеспечивает деполитизации прокуратуры.

Оппозиционные депутаты призывают к вовлечению президента в процесс представления главного прокурора, как это было предусмотрено в предвыборной программе Грузинской мечты. Но это решение может потребовать принятия конституционных поправок, так как президент уже не является главой исполнительной власти и его нынешние права определены по Конституции; А согласно Конституции, Главная прокуратура подчиняется Министерству юстиции. Правительство не выражает готовности к осуществлению изменений в Конституции.

«Давайте, выразим политическую волю и пойдем путем конституционных изменений», — призвал парламентские силы представитель «Свободных демократов» Шалва Шавгулидзе во время своего выступления 24 июля, а в противном случае, предупредил, что «мы получим и поулчаем худшую прокуратуру, более скрытную, закрытую, подконтрольную главной политической силе и без ответственности».

«Этот законопроект, мы считаем, что является очень важным шагом по направлению обеспечения независимости и деполитизации прокуратуры. Это не окончательное решение, которое должно быть реализовано в отношении этого института; Нам еще предстоит провести серьезную работу, но это этап очень важен», — заявил руководитель Юридического комитета Вахтанг Хмаладзе во время обсуждения.

Коалиция за независимое и прозрачное правосудие, которое объединяет более 30 неправительственных организаций, бизнес-ассоциаций и СМИ, недавно заявила: «Несмотря на то, что правительством были предусмотрены отдельные рекомендации в переработанной версии, дух и направление поправок не были изменены. Таким образом, коалиция считает, что вновь остается множество институциональных вызовов на пути полной деполитизации системы прокуратуры».

Ко второму слушанию, которое планируется на осенней сессии, как видно, законопроект еще претерпит изменения.

Но сейчас правительство торопилось с его принятием в первом слушании, так как реформа прокуратуры является частью обязательства Грузии, взятого по Плану визалиберализации. Согласно докладу Еврокомиссии по реализации плана визалиберализации, который был опубликован в мае этого года, назначение и освобождение с должности главного прокурора «должно осуществляться открыто, по заслугам, объективным и прозрачным путем, и должно быть свободно от ненадлежащего политического влияния».

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры