Российско-грузинские отношения
Паата Закареишвили: "Контакты Тбилиси с Сухуми и Цхинвали идут через СМИ"

Паата Закареишвили: «Контакты Тбилиси с Сухуми и Цхинвали идут через СМИ»

Госминистр Грузии по примирению и гражданскому равноправию Паата Закареишвили выступили с предложением начать прямой диалог с властями Абхазии и Южной Осетии без посредничества России. О ходе грузино-абхазского и грузино-осетинского диалога он рассказал «Вестнику Кавказа».

- Господин государственный министр, какой формат конкретно вы имеете в виду, и почему он будет полезнее нынешнего «женевского формата»?

- На мой взгляд, прямое общение с Грузией полезно и важно для абхазов и осетин для решения вопросов, которые их волнуют. Приведу конкретный пример: недавно мы освободили из тюрьмы Марека Дудаева, на чем осетинская сторона долгое время настаивала. В свою очередь, осетины освободили гражданина Грузии, Теймураза Джерапова, который содержался в цхинвальской тюрьме. Но это произошло не в результате прямых переговоров, а опосредованно. Если бы у нас были прямые контакты, освобождение обеих могло произойти быстрее.
Контакты между нами вообще происходят через третьи субъекты, и в итоге, многие вопросы приостановились. Когда у осетинской стороны возникают какие-то вопросы или предложения, они сообщают о них через ТВ или газеты. Но ведь это не та форма, в которой надо решать вопросы. Именно об этом я и говорю. Так что, контакты есть по многим вопросам, но не напрямую, а опосредованно. В том числе через СМИ.

- Вы имеете в виду, что нет прямых контактов на официальном уровне?

- Имею в виду, что нет контактов по конкретным темам. Для меня важен не сам по себе формат, а то, каким образом обсуждать конкретные темы. Например, мы уже больше года предлагаем подачу природного газа в Ахалгорский (Лениногорский, — прим. ред) район Южной Осетии. Причем вынуждены предлагать не напрямую (поскольку осетинская сторона не идет на прямые контакты), а через СМИ. Нет других каналов для обсуждения напрямую важных вопросов и тем. Они, конечно, все это читают и тоже, в свою очередь, через такие же каналы сообщают, что их не устраивает цена. А где мы обсуждали цену, чтобы она их устраивала или не устраивала?
Того же Марека Дудаева мы освободили в одностороннем порядке, ни о чем не договариваясь. Если бы у нас были прямые контакты, мы могли бы заранее договориться, то есть сообщить им, что освобождаем Дудаева, а они, в свою очередь, могли ответить, что освобождают Джерапова. Таким образом, на наши односторонние шаги оттуда идут какие-то ответы, встречные шаги, но всегда слишком долго эта канитель тянется. Поэтому я и предложил — если есть контакты через телевидение, газеты и агентства, почему бы не установить такие же контакты непосредственно.
Много обоюдовыгодных, полезных дел было сделано, но в результате прямого общения можно было бы сделать гораздо больше, причем значительно быстрее.
А ведь у наших осетинских коллег есть множество вопросов. Например, кого-то освободить, кого-то найти, но все обсуждать в Женеве не получается, потому что «Женева» – это все таки грузино-российский формат.

- Вы предложили абхазской стороне воспользоваться коммуникациями Грузии в условиях, когда Россия частично закрыла границу с Абхазией в связи с Олимпиадой. Но абхазские власти отказались рассматривать ваши предложения, которые представитель МИД Абхазии назвал «абсурдной постановкой вопроса». Как вы это прокомментируете?

- Ну, там все идет нормально на самом деле. Одно дело публичные заявления, другое – реальные действия. Все идет по плану, и я очень доволен.

- То есть, если я правильно понял, абхазы уже воспользовались вашим предложением?

- Я этого не говорил. Это ваша оценка и интерпретация. Оставлю право на подобные оценки за вами.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры