Российско-грузинские отношения

Крым – Россия — Южный Кавказ

События на Украине заметно отразились на внутриполитическом климате в республиках Южного Кавказа. Это касается не только восприятия правящими элитами новой международной линии Кремля, но и затрагивает более глубокий уровень общественного отношениях к событиям, происходящим как в Крыму, так и на всем постсоветском пространстве в целом.

Достаточно взвешенная и острожная позиция официального Баку по отношению к украинскому кризису продиктована объективным пониманием того, что выбранный еще при Гейдаре Алиеве внешнеполитический курс Азербайджана может быть эффективным только лишь в той ситуации, когда главные игроки международной арене не пытаются поставить бывшие республики Советского Союза перед выбором – за «красных или за белых».

Успешная реализация многовекторного курса в качестве основного условия требует «геополитической тишины», то есть возможности сохранять баланс между Москвой, Вашингтоном, Брюсселем и Анкарой, публично не примыкая ни к одной из сторон конфликта.

В этом плане Армения находится в не менее сложной, чем Азербайджан ситуации, но по причинам иного характера, поскольку в Ереване как раз понимают, что именно Россия и ее роль для страны будет существенно возрастать по сравнению с другими центрами силы по мере продвижения в Таможенный союз и возможным углублением конфронтации между Россией и Западом.

Ситуация в Грузии несколько выходит за рамки общекавазских трендов, даже несмотря на уход Саакашвили. Но и официальный Тбилиси, несмотря на все свои заверения в полной лояльности Западу, не может быть гарантированно защищен от попыток внешних сил еще более усилить влияние на внешнеполитический курс страны путем организации «революции роз-2″. Так что призрак возвращения Саакашвили, при поддержке внешних спонсоров, оказывает влияние на все публичные заявления и декларации молодых грузинских лидеров, которые также перестраховываются и в ряде случаев стремятся быть святее Папы римского в оценке ситуации по Крыму и Украине в целом.

Что касается прозападных НПО и СМИ, которые в последние 2-3 года растут в Армении и Азербайджане как на дрожжах, то в этой повышенной активности нет ничего удивительно. По мере того, как информационная война приобретает все более жесткий характер, маски сорваны и те авторы, которые так много и часто писали о демократических ценностях, борьбе с коррупцией и поисках национальной идеи, оказываются «заточены» под медиа-сопровождение главного вопроса, ради чего эти СМИ и существуют – внедрение в общественное сознание образа России как единственной угрозы для Южного Кавказа и всего постсоветского пространства.

Ради достижения этой цели используются все возможные средства, начиная со ссылок на фэйковые публикации и заканчивая интервью с несуществующими экспертами.

Но если говорить об Азербайджане, то публикации на нескольких известных только местному читателю сайтах, едва ли оказывают существенное влияние на умонастроение и отношение к России азербайджанского общества. Во многом благодаря тому, что официальная пропаганда как раз стремиться занять нейтральную, взвешенную позицию, без истерик и попыток представить Россию в качестве «врага и оккупанта» для всех свободных народов.

С моей точки зрения, позиция официального Баку в нынешней ситуации это максимум возможного из того, что можно было бы ожидать в ситуации конфликта между Россией и Западом в крайне непростое время динамичных перемен на международной арене.

Очевидно, что и российскому экспертному сообществу нужно оценивать перспективы российско-азербайджанских отношений в посткризисный период столь же мудро и взвешенно, не выдавая мнение 5-6 ангажированных экспертов, многие их которых проживают вне Азербайджана, за истину в последней инстанции.

Я согласен с мнением известного российского эксперта Максима Шевченко о том, что Азербайджан является одним из партнеров России в каспийском регионе, но мог бы добавить, что основой этого сотрудничества остается не только энергетический диалог или наличие в Азербайджане сильной армии. В конечном счете, вопрос отношения к России – это вопрос восприятия нашей страны в обществах постсоветских стран. И мне кажется, что наша задача как раз и состоит в том, чтобы разъяснять принципы российской внешней политики в отношении Украины и Крыма, в том числе для Южного Кавказа, обращаясь к гражданским обществам этих стран, к простым гражданам Азербайджана, Армении и Грузии. Именно на этом поле и работают наши геополитические конкуренты. Именно через подобные механизмы на протяжении последних 10-15 лет они создавали поле поддержки для своих гуманитарных, социокультурных, медийных, идеологических позиций на Украине.
Полагаю, что этот пример должен скорректировать наши экспертные и медийные приоритеты на ближайшую перспективу, в том числе и в отношении стран Южного Кавказа.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры