Российско-грузинские отношения

Критерии подбора кандидатуры на пост председателя ВС вызвали противоречия внутри коалиции ГМ

На фоне того, что занять пост председателя Верховного суда Грузии выразили два депутата Парламента, часть депутатов правящей коалиции Грузинская мечта заявляет, что быть политиком не должно стать препятствием для представления кандидатуры.

Президент Георгий Маргвелашвили в результате консультаций с парламентскими группами, представителями неправительственных организаций и судебного корпуса заявил, что с целью подбора кандидатуры преемника действующего председателя Верховного суда Коте Кублашвили достигнуто соглашение по четырем основным критериям для кандидатов. Этими критериями являются: принципиальность, менеджерские качества, свобода от партийного влияния и профессионализм.

Президенту для подбора кандидатов были представлены 28 кандидатур, в том числе, депутат Парламента Шалва Шавгулидзе, которого представили «Свободные демократы» и депутат от Грузинской мечты Закария Куцнашвили, которого представили круги ученых и адвокатов – последнее оказалось неожиданным для некоторых депутатов правящей коалиции.

Как минимум, 16 депутатов Грузинской мечты, которые, очевидно, поддерживают выдвижение кандидатуры Куцнашвили на пост председателя Верховного суда, 12 февраля в СМИ распространили заявление, в котором опротестовали критерий «свободы от партийного влияния», который, по их мнению, не должен стать препятствующим фактором при подборе кандидатур.

«Считаем, что это неконституционный критерий. Противоречит, как Конституции, так и логике. Закон не запрещает ни члену партии, ни избранному или назначенному в органы местной или государственной власти лицу изменить сферу своей деятельности», — говорится в заявлении, подписи под которым поставили депутаты Грузинской мечты: Дмитрий Хундадзе, Элисо Чапидзе, Давид Лорткипанидзе, Мириан Циклаури, Лери Хабелов, Шота Хабарели, Сосо Джачвлиани, Валерий Гелашвили, Звиад Звиадаури, Тенгиз Хубулури, Теймураз Чхаидзе, Карло Копалиани, Демур Башалеишвили, Дареджан Чхетиани и Гоги Кавтарадзе.

«Никто не сможет быть гарантом того, что председатель Верховного суда, даже если он выбран из «неполитической» сферы, не окажется под влиянием какой-либо политической группы», — говорится в заявлении, которое открыто для дальнейших подписей.

Данная группа депутатов также опротестовывает и то, что с ними, как с членами парламентского большинства, критерии подбора председателя Верховного суда «даже не обсуждались и не согласовывались» и о них они узнали только «постфактум».

Адресатом этой претензии является лидер парламентского большинства Грузинской мечты Давид Саганелидзе, который с мандатом правящей коалиции участвовал в консультациях с президентом Маргвелашвили.

Саганелидзе заявил, что ни один его коллега не выражал «недовольства» в отношении критериев и свою позицию выразили они только после того, как Куцнашвили представил свою кандидатуру и попросил у них подписи». Саганелидзе призвал Закарию Куцнашвили «к большей командности и умеренности в словах» потому, что иначе «может обломать нос».

Куцнашвили назвал Давида Саганелидзе «безответственным» политиком, который, по его словам, не поставил большинство в курс дела о консультациях, прошедших с его участием. По его словам, вопрос председателя Верховного суда не является вопросом, «который решает одна партия; Эту тему решает парламентское большинство».

Депутат Грузинской мечты, вице-спикер Парламента Манана Кобахидзе заявила, комментируя заявление группы депутатов большинства: «Естественно, депутаты имеют право, чтобы у них было иное мнение, и если они считают, что может быть представлен действующий парламентарий, политик, один из активных членов партии, это их право, и мы не может ограничить выражение мнения нашим коллегам».

Для избрания нового председателя Верховного суда на 10-летний срок потребуется поддержка, как минимум, 76 депутатов. Кандидатуру на утверждение депутатам должен представить президент.

Помощник президента по вопросам прав человека и правосудия Каха Кожоридзе разъяснил в связи со спорным критерием: «Ни президент и ни какой-либо представитель его Администрации не говорили никогда, что членство в партии априори считается нахождением под политическим влиянием».

«По нашей оценке, то, что лицо является членом партии, автоматически не означает, что оно обязательно будет подчинятся политическим влияниям. Названный нами критерий заключался в том, что лицо должно быть свободным от политического влияния», — заявил помощник президента журналистам 12 февраля.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры