Российско-грузинские отношения
Как поведет себя Тегеран после снятия санкций

Как поведет себя Тегеран после снятия санкций

До 24 ноября должна быть выработана система гарантий мирного характера иранской ядерной программы в обмен на снятие международных санкций в отношении ИРИ. Переговоры об этом Тегеран ведет с «шестеркой» международных посредников (США, Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай). Прогресс на переговорах есть, но остаются разногласия, касающиеся степени обогащения Ираном урана и отмены санкций, введенных против Тегерана. Перспективы достижения договоренности оценили российские эксперты.

Замдиректора Института прогноза и политического урегулирования Александр Кузнецов уверен, что подписание окончательного соглашения необходимо американской администрации Барака Обамы и правительству Хасана Рухани в Иране: «Хасаном Рухани и его командой поставлено на карту всё. Рухани шел на выборы под лозунгом решения иранской ядерной проблемы. Никаких других особых у него достижений нет. Если он провалит переговорный процесс, это будет означать в лучшем случае потерю лица, в худшем случае – политическую смерть. Иранское общество устало от санкций, поэтому Рухани был избран президентом неслучайно».
Что касается Обамы, то для него, по мнению Кузнецова, это будет единственное реальное достижение за восемь лет, которое перечеркнет чудовищные ошибки и провалы США: «Иранская ядерная проблема для США не самоцель. Даже если бы у Ирана появилось ядерное оружие, оно бы мало угрожало и региональной безопасности и стабильности и американским интересам. Иран не смог бы применить ядерное оружие против Саудовской Аравии или Израиля, ведь в Тегеране осознают, какие последствия может вызвать такой шаг. Применение ядерного оружия против государств Персидского залива приведет к экологической катастрофе, которая отразится на самом Иране».

Кузнецов уверен, что цель США — лишить Иран статуса региональной сверхдержавы: «На сегодняшний день Иран – это единственная страна региона Ближнего Востока, которая не находится под внешним управлением. То есть ведет полностью независимую внешнюю политику. Даже такие государства с очень большим политическим и финансовым потенциалом как Турция и Саудовская Аравия, которые пытаются проводить свои внешнеполитические инициативы, все равно так или иначе делают это с оглядкой на США и не свободны полностью в своих действиях. Для США важно минимизировать влияние Ирана на Ближнем Востоке, на арабском Востоке, в Сирии полностью решить проблему с Асадом, добиться прекращения поддержки Ираном движения «Хезболла» в Ливане. То есть лишить Иран статуса независимого игрока».

Генеральный директор Центра по изучению современного Ирана Раджаб Сафаров считает, что снятие санкций с Тегерана может оказаться невыгодным России: «Иранский рынок будет полностью монополизирован западными компаниями, а российские компании ни в плане технологий, ни в плане инвестиций не могут конкурировать с западными. Месяцев через шесть Иран достигнет состояния, когда именно инвестиции, технологии и контракты, долгосрочные и реально будут влиять на политическую линию Ирана, на политическую обстановку в самом Иране. А это чревато катастрофическими последствиями для интересов России в Центральной Азии и вообще в этом регионе. Поскольку Иран может превратиться в форпост для США, для западных государств и страну, где будет транзитная линия подготовки и обеспечения на постоянной основе целой палитры деструктивных элементов, которые будут действовать на территории России, на территории стран СНГ, подрывать стабильность в России, экономическую составляющую».
Сафаров считает, что если соглашение будет подписано и Иран будет интегрирован в западную систему ценностей, то ИРИ в самое ближайшее время может стать серьезным конкурентом России в плане энергоресурсов: «Через Иран в экономики стран СНГ, постсоветского пространства, пойдут огромные инвестиции. Это повысит уровень присутствия и политического влияния Ирана в Центральной Азии. Совершенно будет невозможно каким-то образом ставить препоны на пути экономической экспансии с последующей конвертацией этого уровня в политическую составляющую в этих странах».

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт по проблемам Ирана Владимир Сажин полагает, что в готовящемся к 24 ноября документе должно быть отражено два главных момента: «Первый – требование к Ирану выполнять и соблюдать принципы дополнительного протокола к соглашению с МАГАТЭ, которые делают иранскую ядерную программу полностью открытой для МАГАТЭ. При таком варианте невозможно уйти в сторону, невозможно делать что-то, что не было бы известно МАГАТЭ. Второй момент — точно рассчитанный алгоритм действий, как снимать санкции. Этот вопрос довольно сложный. Легче их ввести, чем снять. Санкций очень много. Как их снимать? То ли сразу все, как настаивают иранцы, но я не думаю, что западноевропейцы да и Россия согласятся с этим, потому что наш министр иностранных дел в свое время предложил принцип step-by-step, то есть постепенно снимать санкции. Должен быть разработан и согласован механизм снятия санкций. И если по этому моменту договорятся, то я думаю, что 24 ноября будет подписан хороший документ».

Ядерная программа Ирана: процесс переговоров

Ядерная программа Ирана: возможные варианты

Кому выгодно подписание соглашения по иранской ядерной программе

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры