Российско-грузинские отношения
Как "ИГ" вербует сторонников в Панкисском ущелье Грузии

Как «ИГ» вербует сторонников в Панкисском ущелье Грузии

В минувшую пятницу Верховный суд России обнародовал материалы, касающиеся признания «Исламского государства» на территории России террористической организацией. В документах ВС РФ упоминается имя выходца из Панкисского ущелья Грузии Тархана Батирашвили, одного из лидеров «ИГ», который угрожал развязать войну против России на видеоролике, распространенном в интернете.

Не секрет, что в рядах «ИГ» есть боевой отряд выходцев из Грузии, в основном это уроженцы Панкисского ущелья, где проживают этнические чеченцы — кистинцы.

О том, как противостоять радикальным экстремистам, мы поговорили с Тимуром Гаургаевым, председателем правления Межрегиональной ассоциации общественных объединений «Кавказский миротворческий форум», чеченцем-кистинцем по национальности.

Всем известно, что Панкисское ущелье в 2000-е годы являлось средоточием активности различных террористических формирований. Как сейчас складывается обстановка с противодействием экстремизму в этом районе Грузии?

Тимур Гаургаев: В начале 2000-х годов Панкисское ущелье приобрело печальную известность. Тогда на территорию Грузии через чеченский участок российско-грузинской границы перешло несколько тысяч беженцев из Чечни, среди которых оказались и боевики, имевшие при себе оружие. Ситуация доходила до того, что фактически грузинские правоохранительные органы на определенный период времени утратили контроль над Панкисским ущельем. Имели место такие негативные факты, как похищение людей, угон автотранспорта. Был период, еще при правлении Шеварднадзе, когда правоохранительные структуры Грузии воздерживались от посещения Панкисского ущелья, где фактически ситуация контролировалась несколькими сотнями боевиков. Эта ситуация изменилась в 2003 году, что как раз совпало с началом правления режима Саакашвили. Тогда грузинская сторона объявила о проведении контртеррористической операции, до начала которой боевики передислоцировались, вероятно, по договоренности с грузинскими властями. На территории самого ущелья была проведена зачистка, и на какое-то время даже были выставлены военные посты. Однако с этого же периода там стали активно распространяться идеи радикального ислама.

Кем?

Тимур Гаургаев: Обо всем по порядку. Так получилось, что представители старшего поколения в основном не поддерживали и не поддержали идеи радикального ислама.

В конце 1990-х — начале 2000-х годов, когда боевики перебрались на территорию Панкисского ущелья, там было очень много представителей радикального ислама из Чеченской Республики. Однако позже там появились иностранцы, в том числе арабы и турки. Активная проповедническая работа проводилась с начала 2000-х годов прибывающими эмиссарами различных международных исламских организаций. Под их влиянием многие представители молодежи из Панкисского ущелья стали выезжать для обучения в теологические учебные заведения Саудовской Аравии, государств Ближнего Востока. Многие из них вернулись с радикальными убеждениями. Большой отток молодых людей произошел в 2012-13 годах на территорию Сирии. Это вызывает озабоченность не только у ближайших родственников, но и у старейшин. По сути, они не хотели бы, чтобы представители кистинского этноса принимали участие в конфликтах на территории третьих государств. В определенной мере, наверное, эти проблемы связаны с тем, что в селах отсутствуют рабочие места, тяжелое материальное положение не позволяет получить достойное образование. На фоне исламизации кистинской молодежи получили широкое распространение радикальные течения.

Что получилось на выходе? Сегодня в так называемой организации «Исламское государство» принимают участие, только по официальным данным, до 100 граждан Грузии. Из них подавляющее большинство — это жители Панкисского ущелья и человек 10-15, наверное, — жители автономной республики Аджария.

Официально с момента участия граждан Грузии в боевых действиях на территории Сирии и Ирака погибло десять человек. Это по данным грузинской стороны.

Как их родственники узнают об этом? Им возвращают тела?

Тимур Гаургаев: В соответствии с исламскими традициями, обряд погребения осуществляется на мусульманских кладбищах в той местности, где человек умер. Все эти десять человек, которые убиты в Сирии и Ираке, были захоронены там же, где и погибли. Но об этом быстро узнали, так как среди кистинцев сильно развиты связи. Потому что это очень маленькая диаспора. Все друг друга знают. Сейчас, в век современных технологий, постоянно поддерживают связь.

Кто пополняет ряды боевиков «ИГ» из числа жителей ущелья и какие посты они там занимают?

Тимур Гаургаев: Все те, кто хотели воевать, уже уехали. И вот парадкос: они выдвинулись там на первые роли и принимают активное участие в боевых действиях группировки. Многие лица возглавляют ее подразделения и ячейки. Почему? Для многих это остается загадкой. Сейчас много говорят о Тархане Батирашвили (генерал «Рыжая борода», бывший грузинский военнослужащий, который отличается особой жестокостью — Ред.). Он житель села Биркиани. А ведь он уезжал туда, как простой житель. Но стал лидером. И является, если я не ошибаюсь, командующим северным фронтом этой организации. Входит в ближайшее окружение лидера «Исламского государства» Аль-Багдади. На сегодня там очень сильный костяк из десяти человек, которые являются полевыми командирами первого звена. Самый известный — это Батирашвили. Есть и другой полевой командир — Мурад Маргошвили, пользующийся авторитетом.

Известно, что он участвовал еще в чеченской кампании.

Факт участия граждан Грузии в «Исламском государстве» вызывает озабоченность, как среди грузинской общественности, так и у грузинских властей. Буквально на днях стало известно, что в Парламенте Грузии будет рассматриваться вопрос об уголовной ответственности за участие в незаконных вооруженных формированиях за рубежом и содействие террористической деятельности.

Как противостоять радикализации молодежи?

Тимур Гаургаев: Представители нашей организации, наши единомышленники видят выход не в каких-то радикальных действиях. Просто нужно более грамотно подходить к вопросам теологического образования. К сожалению, радикальная группа не имеет достойных оппонентов, которые могли бы на основании Корана и Сунны подтвердить свою правоту. Угрозы в адрес Грузии и Православной церкви неприемлемы, и дискредитируют мусульманское население этой страны. Все это дестабилизирует межконфессиональный мир и согласие. Сегодня, как никогда, мусульмане не только Грузии, но и всего мира, должны добиваться того, чтобы ислам не отождествлялся с терроризмом и экстремизмом. Чтобы канонические основы ислама не искажали в политических целях и интересах. Для этого, как минимум, необходимо быть компетентным в вопросах теологического образования.

Получается, что сейчас в Панкисском ущелье нет представителей традиционного ислама, которые могли бы выступать, как вы говорите, в роли оппонентов?

Тимур Гаургаев: В основном представители традиционного ислама являются людьми старших поколений, которые не имели в советский период возможности получить теологического образование.

В чем суть всех проблем? Мы — единый народ, чеченцы, оказались разделены Кавказским хребтом. У нас возникают проблемы передвижения, коммуникаций, в силу этого исторически так получилось, что мы, кистинцы, стали немного оторванными от исконно чеченской культуры, от возможности получать образование на родном языке, изучать его, приобщаться к исконной национальной культуре.

Речь идет о тех кистинцах, которые остались на территории Грузии?

Тимур Гаургаев: Да. Соответственно, идет определенное воздействие грузинской культуры. Я ничего плохого в этом не вижу, это очень позитивно, но, в то же время, нельзя забывать и свои исконные традиции, обычаи, культуру. Если называть вещи своими именами, так получалось, что свой среди чужих — чужой среди своих.

После того, как распался СССР, чтобы свободно перемещаться между двумя странами, нужно получать визы. Наша организация функционирует как юридическое лицо с марта 2010 года. С 2013 года — это межрегиональная организация на территории Российской Федерации в связи с тем, что мы открыли свои представительства, кроме Чеченской Республики, в Ставропольском крае, в Республике Дагестан и в Ингушетии.

Сама группа единомышленников, тот костяк, который представляет эту организацию, начала свою совместную общественную деятельность еще в 2009 году. В этом же году, по инициативе группы единомышленников в Грозном, прошел сход чеченцев-кистинцев, на котором обсуждались проблемные вопросы, связанные с кистинской диаспорой ЧР, которые возникли в результате последствий грузино-осетинской войны 2008 года. Они были обусловлены тем, что у представителей кистинцев, имеющих гражданство Грузии, стали возникать определенные проблемы, затруднения, в том числе, при пересечении госграницы, в правовом режиме пребывания на территории Чечни и иные вопросы, которые мы обсудили в ходе этого схода.

По итогам схода мы приняли решение обратиться с официальным письмом на имя главы ЧР Рамзана Кадырова. Наше обращение было рассмотрено, по его результатам принято решение опубликовать обращение в республиканских печатных СМИ, нам была предоставлена площадка на республиканском телевидении «Грозный-Информ», состоялся «круглый стол», где мы обсудили все те насущные проблемы, которые необходимо решить. Часть этих проблем была решена, вопросы глобального характера в настоящее время находятся в стадии разрешения. Позитивные сдвиги в результате начала деятельности нашей организации мы уже ощущаем.

Сколько сейчас чеченцев-кистинцев проживает в Грузии?

Тимур Гаургаев: Официальных данных нет. По данным нашей организации, более 10 тысяч человек. В Панкисском ущелье чеченцы-кистинцы компактно проживают в восьми селах. Малые народности в период правления президента Грузиии Звиада Гамсахурдиа в начале 1990-х стали покидать эти места. Но кистинцы, даже если переезжают куда-то в крупные города или за рубеж, стараются сохранить за собой земельные наделы, участки, потому что там находятся могилы предков, для мусульманина, для чеченца это играет большую, серьезную роль.

Мы знаем, что после ухода Саакашвили в Грузии несколько изменилась внутриполитическая ситуация.Как можно сравнить жизнь кистинцев при Саакашвили и после его ухода, способствует ли грузинское руководство разрешению проблем или наоборот, есть камни преткновения, которые никак нельзя преодолеть?

Тимур Гаургаев: К сожалению, до сих пор Панкисское ущелье не газифицировано. Несколько месяцев тому назад туда приезжал председатель правительства Грузии Ираклий Гарибашвили и на сходе граждан обещал, что будут решены вопросы с рабочими местами. И, в том числе, будет решен вопрос с газификацией ущелья, потому что на дворе XXI век, а люди вынуждены топить дома дровами.

Электричество есть?

Тимур Гаургаев: Есть, с начала 2000-х годов работает бесперебойно. А до этого тоже были большие проблемы.

 У всех граждан грузинские паспорта?

Тимур Гаургаев: Да, абсолютное большинство граждан — одданные Грузии. Хотя есть много лиц с российским гражданством, которые остались в ущелье с начала 2000-х годов.

Как чеченцы-кистинцы относятся к процессу нормализации отношений между Россией и Грузией?

Тимур Гаургаев: Среди простых жителей Грузии существуют большое желание и воля развивать добрососедские отношения не только с Чеченской Республикой, но и со всеми республиками Северного Кавказа. Простые жители понимают, что им лучше иметь хорошие отношения с соседом, который находится близко, тем более у нас на Кавказе за многие века устоялось понимание, что в самые трудные минуты помощь приходит именно от соседа.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры