Российско-грузинские отношения
Итоги пятилетки "Восточного партнерства": довольны не все

Итоги пятилетки «Восточного партнерства»: довольны не все

Сегодня в Праге открывается внеочередной саммит европейской программы «Восточное партнерство», который станет для стран-участниц своеобразным подведением итогов первой пятилетки этого формата сотрудничества ЕС с Азербайджаном, Грузией, Арменией, Белоруссией, Украиной и Молдавией. Для участия в саммите в столицу Чехии уже прибыли президенты Ильхам Алиев, Серж Саргсян, Георгий Маргвелашвили и Николай Тимофти. Белоруссия саммит игнорирует, а новые киевские власти на нем представит и. о. главы МИД Андрей Дещица.

Поскольку саммит внеочередной, в нем не примут участие ни глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, ни глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, ни руководство Германии, Франции, Великобритании и Италии. Лидеров стран — восточных партнеров Европы будет встречать в Чехии еврокомиссар по вопросам расширения Евросоюза и политики соседства Штефан Фюле, к которому присоединятся президенты Чехии, Австрии, Литвы, Польши и Словакии. Основными темами для обсуждения станут перспективы продолжения программы «Восточное партнерство» и события в Украине. «Чехия будет всеми средствами поддерживать Грузию и Молдавию в сближении с ЕС. Это касается и сближения Украины с ЕС, и поддержки сотрудничества с Арменией, Азербайджаном и Белоруссией», — заявил принимающий гостей президент Чехии Милош Земан.

Эксперты стран-участниц программы оценили для «Вестника Кавказа» итоги пятилетия «Восточного партнерства». Что характерно, азербайджанский политолог, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков сосредоточился на позитивных сторонах программы для Азербайджана, в то время как представители Грузии и Украины, находящихся на пути к полноценной Ассоциации с ЕС, Петре Мамрадзе и Алексей Полтораков, предпочли говорить о разочарованиях, принесенных их странам «Восточным партнерством».

Расим Мусабеков в первую очередь обратил внимание на то, что «Восточное партнерство» – лишь часть взаимодействия Азербайджана с Евросоюзом, официально стартовавшего в 1996 году подписанием Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, и текущая программа является ответвлением Европейской политики соседства, в которую Азербайджанская Республика была включена в 2004 году. «В рамках всех этих форматов сотрудничества с ЕС Азербайджан, конечно, получил очень большую, в первую очередь, техническую помощь, воспользовавшись которой, мы существенно изменили свое законодательство, институты, адаптировали к общепринятым в Европе законодательные и социальные нормы. И это большой плюс», — сообщил Мусабеков.

Важнейшим результатом участия Азербайджана в «Восточном партнерстве» политолог назвал переход к облегченному визовому режиму. «С учетом того, что достаточно много наших граждан ездит по странам, которые входят в ЕС, для Азербайджана это привлекательный результат. Также был приближен к Болонской системе целый комплекс вопросов, связанных с изменениями в сфере образования. Очень существенно вырос культурный и образовательный обмен между нами. Конечно, та дорожная карта по раскрытию внутреннего рынка европейским товарам, что была нам предложена, республику не привлекает, и поэтому Азербайджан не форсирует работы по Ассоциации с ЕС, однако для самой страны записывать это в минусы не стоит. Иными словами, в течение пяти лет Азербайджан сотрудничал с Евросоюзом по программе «Восточного партнерства» во всех сферах, которые считал выгодными», — заключил Расим Мусабеков.

Руководитель Института стратегии управления Петре Мамрадзе, в свою очередь, заявил, что «Восточное партнерство» дало Грузии очень мало. «Оказалось много шума из ничего, но винить надо самих себя. Что при Саакашвили, заявлявшем о стремлении в Европу, что при новом правительстве для модернизации Грузии ничего сделано не было. Мы видим постоянный пиар, риторику о том, что парафирование Соглашения об ассоциации и свободной торговле стало историческим свершением для Грузии, а на деле ничего не происходит. Между тем, для бизнес-кругов от этого только увеличились риски новой потери российского рынка. Может оказаться, что реальный вред превысит возможные позитивные эффекты. «Восточное партнерство» оказалось для Грузии поводом для пиара, от которого пока нет реальной пользы», — уверен он.

В целом, по словам Мамрадзе, сейчас стоит говорить скорее об обратном эффекте «Восточного партнерства» – экономически и гуманитарно Грузия приблизилась к России. «За эти пять лет Грузия не получила никаких выгод от сотрудничества с ЕС ни в политической, ни в экономической сферах. В то же время, за последнее время торговля с Россией выросла на 30% за два месяца – вот это люди реально ощущают. И постоянный поток эмиграции, который идет в сторону России, показывает, что пока вектор интересов населения, а не руководства Грузии, не изменился. Вопреки той риторике, что мы слышим о «Восточном партнерстве», пока страна лишь топчется на месте в этом направлении», — резюмировал эксперт.

Что же касается Украины, то политолог Алексей Полтораков подчеркнул, что новая партнерская программа ЕС была изначально переоценена Киевом. «В 2009 году каждая маленькая подвижка на европейском направлении трактовалась как прорыв, как доказательство демократического прогресса. Хотя нам предложили горьковатую пилюлю в довольно представительной, яркой обложке. «Восточное партнерство» изначально не предполагало никаких серьезных геополитических, геоэкономических проектов, ни в одном изначальном документе программы не было прописано и намека на возможное хотя бы в долгосрочной перспективе членство в ЕС. «Восточное партнерство» — это вторичный, вспомогательный проект, и «юбилейность» этого саммита в Праге — хорошая мина при плохой игре, особенно в контексте той военно-политической и геополитической ситуации, в которой находится не только Украина, но и пространство Восточной Европы и Кавказа в целом», — заявил Полтораков.

Таким образом, сказал политолог, Украина за эти пять лет получила определенный элемент имиджа и статусности, но макроэкономический эффект оказался невелик. «Тот экономический потенциал, который содержится в программе «Восточного партнерства», абсолютно теряется в масштабах подписания Украиной Соглашения об ассоциации. Конечно, заслуга программы в приближении Ассоциации Украины с ЕС несомненна, но пропорционально мала. Имели место практические прикладные проекты в транспортной и таможенной сфере, но все это технические, ведомственные работы. Единственное, чем «Восточное партнерство» оказалось ценным, это то, что даже не особо перспективные сферы сотрудничества Европы со странами-участницами программы, как минимум, не заглохли», — подвел итог Алексей Полтораков.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры