Российско-грузинские отношения
"Футбол на Кавказе любили безумно, больше, наверное, чем в Москве"

«Футбол на Кавказе любили безумно, больше, наверное, чем в Москве»

Гость рубрики – журналист и писатель Валерий Винокуров.

- Валерий, представляя вас, я намеренно не добавляю слово «спортивный», потому что, на мой взгляд, человек, который достиг глубоко профессионализма в творчестве, не может ограничиваться рамками какой-то специализации. Как, например, Константина Симонова мы не можем назвать только военным писателем. Он большой писатель. Поэтому вы для меня – журналист и писатель!

- Олег ты абсолютно прав. Я обращаюсь на «ты», поскольку ты моложе намного…

- Как на Кавказе, это правильно.

-… У меня же есть несколько книг совершенно не связанных с футболом или со спортом, а связанных с войной, например, несколько детективных, военных. Есть книга, которой я очень горжусь, — она вышла в 1990 году в Америке, а потом через год была переведена и вышла в Советском Союзе.

- Вы писали на английском языке?

- Нет. Она была написана по-русски. Эта книга сделана большим коллективом авторов. Называется она «Открытия», по-английски «Openings». Тогда Советский Союз открывал США, США — Советский Союз. И в книге есть глава про спорт, но ее писал не я. Моя часть — про образ жизни в США. А про спорт писал Темо Мамаладзе, очень известный человек, тогда был помощником министра иностранных дел Советского Союза Эдуарда Шеварднадзе. Он, к сожалению, уже давно не с нами. Там среди авторов Виктор Астафьев, Юрий Нагибин.

- У нас начало программы многообещающее. Такие имена…

- Ты сам затравил. Ты сказал, что я не только футбольный автор, вот я и уточнил.

- Мы все-таки стараемся, как в спорте, держаться определенных правил – шутки ради говоря. Наш традиционный первый вопрос: когда вы были в последний раз на Кавказе и чем эта поездка вам запомнилась?

- Последний раз? Трудно вспомнить, поскольку, действительно, это было давно. Я был столько раз там, даже не помню, когда в последний раз… У меня дочка с женой только что приехали из Грузии, поскольку там приобрели дом в деревне. Они ездили отдыхать. В марте это было. А я был уже много лет назад. Еще Нодар Думбадзе был жив тогда. В 1980-е годы…

- Если у вас всплывают такие имена, как Думбадзе, то, я думаю, что это была уникальная поездка с уникальными встречами. Тогда давайте в тот период вернемся с помощью футбола.

- Конечно, это самое для меня близкое. Все остальное было вступление.

- У вас было ощущение на Кавказе, что все там футбольные болельщики?

- Было. Причем во всех городах. Не только в Тбилиси, в Ереване, в Баку, но и, например, в Ланчхути, в маленьких городах: Махарадзе, Леселидзе. Мы же очень часто ездили туда еще во время подготовительного периода, то есть ранней весной. Тогда календарь чемпионата страны был по принципу «весна-осень». И подготовительный период начинался где-то в феврале. И все команды съезжались.

- На берег Черного моря?

- Да, в разных городах, и на Черноморском побережье. Был, например, турнир «Подснежник», который «Советский спорт» проводил в 1967- 1968 годах по группам. Была группа в Узбекистане, в Грузии. Потом играли финальный матч. Было ощущение, что футбол там любили безумно, по-моему, больше, чем в наших краях, хотя у нас тоже любили очень, в отличие от нынешнего времени.

- Да, я помню ту Москву, советскую, все болельщики были разобраны по командам. Они были очень преданы своим клубам!

- Сейчас же пустые стадионы, тогда это невозможно было.

- А было интересно ходить на стадион, сегодня как-то вот лично меня не тянет.

- Потому что сегодня сплошные фанаты, так называемые, которым футбол, собственно, сам по себе неинтересен. А я, например, приходил на стадион, когда еще не был журналистом, а был просто болельщиком — слева сосед, справа сосед. Спрашиваю: «А ты за кого болеешь?», а он отвечает: «За «Спартак», или за «Динамо», а другой: «За Торпедо!» — «А что же ты пришел, вы же не играете?» — «Так пришел посмотреть, как вы сыграете». Ну, и так далее. То есть это совершенно другое. Тогда же речь шла конкретно об игре. Вот, например, я очень дружил с двумя бакинцами, и до сих пор с ними дружу, знаменитыми футболистами — Алекпером Мамедовым и Юрием Кузнецовым. Ну, Алекпер Мамедов всегда как жил в Баку, так и живет до сих пор, а Юра Кузнецов уже давно живет в Москве. Алекпер часто приезжает, мы с ним видимся. И был москвич, их третий друг — Адамас Голодец. Он был помоложе, но его уже сейчас нет в живых, а Юра и Алик живы. Мамедов и Кузнецов играли в московском «Динамо», а Голодец играл в московском, а потом заканчивал карьеру уже в киевском «Динамо». Когда уже завершали играть, они все приехали в «Нефтчи». Вот, в каком-то это было году – в 1962 или 1963 (не осуди, если вдруг окажется в 1961)? Мне кажется, что в 1962-ом. Приезжает бакинская команда играть со «Спартаком» — лидером, чемпионом. И в «Лужниках» Мамедов, Кузнецов и Голодец устраивают какой-то такой футбольный концерт, и у меня в памяти, что они выиграли у «Спартака» с крупным счетом. Недавно мы сидели за столом с Аликом и с Юрой, и я об этом говорю, а Алик поправляет: «Ты ошибаешься, мы выиграли всего 2:1″. Я удивляюсь: «Не может быть, я приду домой проверю». Ну, проверил, он оказался прав, выиграли 2:1, а мне показалось 4:1.

- Счет не по игре, скажем так.

- Да. Алик мне потом рассказывает: «Ты прав, это был концерт и когда мы уходили с поля, Сергей Сальников (знаменитый спартаковский футболист и тренер) подошел и сказал, что мы что-то такое натворили, и он просто подобного не помнил». Так оценил Сергей Сальников игру соперника. А у меня в памяти осталось огромное игровое преимущество, и мне казалось, что был крупный счет. Это вообще редчайший случай. Я потом страшно обижался, потому что, я считаю, что никогда не ошибаюсь в футбольных вопросах, а тут вот именно ошибся.

- Это, видимо, яркость игры, футбольный спектакль.

- Полный стадион был. Моментов, видимо, было очень много, ну, вот так отложилось в голове.

- А сейчас я не помню, как «Спартак» сыграл месяц назад, с кем сыграл… выиграл или проиграл крупно.

- А кого это интересует сейчас?

- Скандалы все время вокруг главного тренера, то одного, до другого. Александр Бубнов их очень ругает жестко.

- Ну, это к футболу отношения не имеет.

- И к Кавказу тем более. Хотя Бубнов из Осетии тоже.

- Да, конечно. Он же потом кончал Ростовский спортинтернат, а родом из Владикавказа.

- О северокавказском футболе мы тоже с вами поговорим с удовольствием. А сейчас я вам предложу определить лучшего южнокавказского футболиста советского периода, своеобразного регионального Пеле.

- Олег, тут такое число претендентов!

- По вашей версии.

- Алик Мамедов является одним из моих любимейших игроков за всю историю, вместе с Сальниковым, не считая… Как-то я отвечал на этот вопрос в одном интервью и сказал: «Не считаем вратарей». Потому что если говорить о вратарях, то Яшин всегда будет во главе списка. Поэтому мы вратарей не берем, мы берем полевых игроков.

- Я думал, вы скажете: Гуцаев или Кипиани. Обычно грузинские футболисты были больше на слуху, чем армянские и азербайджанские.

- Это, смотря в какой период времени. Почему я говорю: Алик Мамедов? Был матч в 1954 году. Московское «Динамо» поехало в Милан, в Италию, в турне, и встречалось со знаменитым «Миланом». «Динамо» выигрывает 4:1, и Алик забивает четыре гола, два или три из них с подачи Юры Кузнецова.
При всей моей любви к Кипиани и Гуцаеву, которые к тому же по возрасту мне ближе, даже они моложе меня, но все равно отношения у меня все-таки ближе с теми, со «стариками». Предположим, приезжал я в Тбилиси вручать Давиду Кипиани приз лучшего игрока года, и дружили мы с ним действительно много лет. И, конечно, он был выдающимся футболистом, но если уж говорить после Мамедова, я бы назвал Эдика Маркарова.

- Он и в «Арарате» играл, а до этого в Баку.

- Надо же еще учитывать обстоятельства, как жизнь сложилась. Кипиани, например, никогда не участвовал в чемпионатах мира, а Эдик Маркаров играл все-таки. Не очень хорошо играл, за сборную у него не очень хорошо получилось, потому что их не поставили вместе с Банишевским. Один раз Маркаров играл, а другой раз — Банишевский. Это было на Чемпионате мира 1966 года в Англии. Короче, Маркаров является призером, полуфиналистом чемпионата мира. Я понимаю, что были Кипиани и Гуцаев, как еще и Дараселия, тоже очень яркий, прекрасный игрок…

- Еще они были очень хорошо, как сейчас говорят, пропиарены.

- Да, но они выиграли Кубок кубков в 1981 году, это тоже огромное достижение, тут никто ничего ни у кого не отнимет. Но если бы я еще был постарше… Десятилетним мальчишкой я видел один раз Бориса Пайчадзе.

- Это легенда.

- Да. Предположим, если бы я был еще старше, то тогда бы и Борис Пайчадзе должен был бы участвовать в конкурсе, а уж потом Автандил Гогоберидзе. Он вообще выдающимся футболистом был. Он за сборную СССР сколько играл! Бомбардир прекрасный. Очень трудно, как же? Это вопрос вкуса.

- Очень много претендентов.

- Очень много! Мы еще даже не вспомнили Аркадия Андреасяна, Сашу Чивадзе…

- Бесконечный список. Валерий, мы уже определили, что очень сложно выбрать главного, одного, самого-самого лучшего футболиста на Кавказе. Гораздо проще было Пеле выбрать в мире, чем на Кавказе своего футбольного короля.

- Там больше критериев. У нас притом, что были все кавказские команды прекрасные, все-таки они периодически всплывали. «Арарат» был один раз чемпионом, тбилисское «Динамо» — два, «Нефтчи» — один раз стал бронзовым призером в 1966 году. Прекрасная тройка нападения была у бакинцев — Туаев, Банишевский и Маркаров. Но все равно в те годы московские команды и киевское «Динамо» выигрывали чемпионаты страны чаще, и в сборной игроков из этих команд было больше. Поэтому мы опираемся сейчас на индивидуальные качества. Когда я говорю, что мой любимый игрок – это Алик Мамедов, у меня перед глазами стоит его техника, как он закрывал мяч, его понимание игры. Вот Юра Кузнецов. Это же пас-«конфетка» просто из сложнейших ситуаций, что называется. Причем, у этих людей не было никаких изъянов или для них не было секретов техники, они умели все, но команда же не состоит из одного-двух…

- Еще у них не было больших, многомиллионных гонораров.

- Безусловно, но тогда ни у москвичей, ни у киевлян таких денег не было.

- А если говорить о команде. Какая из южнокавказских команд больше всего нравится? Я имею в виду советский период.

- За какой год?

- Вообще в советский период. Активная фаза, видимо, приходится с начала 1960-х.

- Пожалуй, наверное, тбилисское «Динамо».

- Все-таки Кубок кубков в 1981 году!

- Да, и в 1964 году они стали чемпионами. Очень хорошая команда. Очень важно, когда мы говорим о команде, а не об игроках, тут имеет большущее значение, если не ключевой ее тактический кругозор, если так можно сказать о команде, а ее тактическое совершенство. Так вот, тбилисская команда «Динамо» в 1964 году была вторая по идеальности… Или почти что идеальная трактовка бразильской системы 4-2-4. В 1963 году это показало московское «Динамо» под руководством Александра Пономарева.
А в 1964 была предыстория. Готовил к сезону тбилисскую команду Михаил Якушин, но буквально перед чемпионатом начальство начало на него давить из-за товарищеского матча — где проводить его, — а Якушин хотел сберечь поле. Короче, разругались. Он ушел, и вместо него в «Динамо» пришел Качалин Гавриил Дмитриевич. Тбилисцы были так хорошо готовы, что сразу выиграли первые пять матчей, сразу оторвались от преследователей и стали чемпионами после переигровки с «Торпедо» — это был знаменитый матч в Ташкенте. Я говорю к тому, что тбилисское «Динамо» того времени было наисовершеннейшей в тактическом отношении командой. Когда они выиграли Кубок кубков в 1981 году, она была очень яркой, конечно, и заслуженно выиграла.

- Много было звезд в 1981 году, каждый футболист был звездой.

- Конечно. В общем, можно вспоминать кого угодно. Какого-то открытия в тактике не осталось, хотя кое-что любопытное было, а именно позиция Кипиани, потому что он был одновременно и нападающим, и диспетчером (play-maker), что не так часто встречается. Он все это как-то умел за счет глубочайшего понимания футбола…

- Интеллектуальный был человек…

- …понимал, когда куда надо переместиться. То есть он как бы вел игру и сам себе создавал острые моменты. Мой ответ, короче, говоря: тбилисское «Динамо». Хотя, естественно, «Арарат» 1973 года… Он в том году сделал дубль, чемпион и обладатель Кубка под руководством Никиты Павловича Симоняна. А в 1975 году «Арарат» выиграл Кубок СССР под руководством Виктора Александровича Маслова. Там вообще большую роль московские тренеры всегда играли в формировании, создании этих команд. Перед тем, как «Арарат» стал чемпионом, в нем работали Глебов, Пономарев, Фальян. Фальян, кстати, бакинский тренер, а не московский. Просто в Ленинграде и в Москве он очень хорошо проявил себя в работе с юношескими командами. А потом это же выливается в успехи. Какой-то тренер приходит и ставит победную точку.

- Никита Симонян.

- Так получилось просто, что в 1973 году… А команда все равно была на ходу, поэтому, когда пришел Маслов, он еще Кубок выиграл с «Араратом».
Что касается «Нефтчи», по достижениям, конечно, мы уже установили, что команда пониже и тбилисской, и ереванской.

- В первой лиге я часто их видел в Орджоникидзе, когда жил там, в 1970-х годах.

- Но при этом это была очень интернациональная команда. По сравнению с тбилисским «Динамо», где русских, негрузинских игроков, мы одного, двух, трех, четырех вспомним. Раньше когда-то были и Дорохов, и Панюков, Борис Фролов, прекрасный защитник, который потом был прекрасным тренером. Но все равно негрузин меньше. В «Арарате» мы тоже можем вспомнить Шурика Коваленко, Сережу Бондаренко — они выросли там.

- Васильев там играл вратарем. Помните такого? Он тоже из Владикавказа родом.

- Нет, не помню. В «Арарате»? В каком году?

- Трудно сейчас вспомнить.

- А в Баку — Сережа Крамаренко, который потом жил в Москве, недавно скончался, несколько лет назад. А там же было очень много: и Александр Семин, муж известнейшей волейболистки Инны Рыскаль. В одном из матчей он был капитаном сборной СССР. Он всего-то провел один — два матча за сборную, но был капитаном при тренере Якушине, по-моему. В Ленинграде они играли. Анатолий Банишевский, Николай Смольников — они все бакинцы.

- Казбек Туаев – осетин.

- Да, они все бакинцы. «Нефтчи» был самой интернациональной командой в СССР.

- Как и Баку. Прекрасный город. Давайте выпьем чаю, его привезли из Баку.

- Спасибо.

- Очень оздоравливающий спортивный напиток. «Нефтчи», конечно, запомнился яркой индивидуальностью футболистов.

- Мы же все-таки сейчас-то говорим только правду.

- Да, правду и только правду.

- Кое-какие национальные взаимоотношения нехорошие на Южном Кавказе, мы же тоже не должны об этом забывать. Тем более, что все нормальные люди относились отрицательно к этим проблемам…

- Как и сейчас.

-… и делали все зависящее от них, чтобы это нивелировать. Но все-таки на каждый роток не набросишь платок. В этом смысле, в силу своей интернациональности, «Нефтчи» всегда было труднее добиваться большего, нежели «Арарату» и тбилисскому «Динамо», которые были очень целенаправленны. Вся республика, вся страна на них работала, если так можно выразиться. А «Нефтчи» всегда был как бы третьим. Ну, что тут сделаешь! Но при этом он же сперва был «Нефтяником». В истории что останется? Когда «Нефтяник» был в классе «Б» чемпионата страны, он делегировал игрока Юрия Кузнецова в сборную СССР! У нас за всю историю в сборную СССР из класса «Б» попали три игрока. Самым первым был Юрий Кузнецов, который играл, между прочим, в матче против чемпионов мира из ФРГ в 1954 году — знаменитый матч, который выиграли со счетом 3:2.

- Сборная СССР выиграла.

- Да. Вторым был Виктор Понедельник, который попал из «Ростсельмаша». А третьим — Виктор Колотов из казанского Рубина, который тогда тоже был в классе «Б». То есть всего три игрока. Получается, что Баку, Ростов и Казань, будучи командами класса «Б», делегировали в сборную СССР таких прекрасных футболистов. Ну, не был «Нефтчи», предположим, чемпионом СССР, не был, как тбилисское «Динамо», обладателем Кубка кубков, и, как «Арарат», не делал он дубль, но все равно в истории отечественного футбола заметнейшее место занимает.

- Украсил отечественный футбол.

- Но вот Мамедов и Кузнецов четыре раза были чемпионами СССР, Мамедов чемпион Европы 1960 года. У нас тогда очень было в этом смысле правильно решено. Тогда в мире же только 11 человек официально назывались олимпийскими чемпионами, чемпионами Европы, обладателями Кубка Европы. У нас сразу было принято решение: чемпионами Европы и олимпийскими чемпионами считаем всех, кто был на пути, поэтому чемпионами Европы были 19 человек, а олимпийскими чемпионами были тоже больше, чем 11, сейчас точно не скажу, но тоже человек 16 -18. Но потом-то это решение было принято и международными федерациями. Мы это открыли, а они потом у нас взяли. Знаменитый Рональдо, лучший бомбардир финальных турниров первенства мира, в 1994 году он на поле ни разу не выходил, но считается чемпионом мира. Мы-то считали чемпионами тех, кто хоть раз играл, потому что если бы мы считали тех, кто на поле не выходил, у нас бы тогда Заур Калоев был бы чемпионом Европы, он был в запасе сборной СССР в 1960 году, но ни разу не сыграл. Еще скажу об одном нашем открытии, к слову, если зашла речь. Сейчас же во время матча много мячей – один в поле, другие подают, когда мяч покинет игру. А это же впервые у нас появилось. Это придумал Анатолий Дмитриевич Ерёмин. Раньше же бегали за одним мячом…

- Я сам бегал в Орджоникидзе, на стадионе «Спартак», когда мальчишкой занимался в группе подготовке при команде мастеров класса «А». Нам кричали взвинченные футболисты: а ну, давай быстрее неси мяч!

- А сейчас сразу мяч кидают, не бегут за вышедшим из игры, потому как много мячей вокруг поля. Так вот, Ерёмина назначили начальником Управления футбола, а до этого он был секретарем киевского райкома партии в Москве. От функционеров он отличался тем, что он всегда хотел что-нибудь узнать. Как правило, функционеры приходят с умным видом, и все они знают и начинают командовать. А тут он вдруг приходит и говорит: «А что если так сделать?» И мы раз — и начали. У нас уже ФИФА и УЕФА переняли. Потом, правда, выяснилось, что еще где-то был такой же умный человек, в каком-то аргентинском городе. И там, в одно и то же время с нами, придумал это сделать, но у нас-то это нововведение в чемпионат страны ввели.

- ФИФА, то есть, все-таки у нас взяла, а не у аргентинцев?

- Да, у нас. У нас же тема — южнокавказский футбол. Я просто вылезаю…

- Это очень интересно. У меня, вообще, складывается такое впечатление, что я бы мог вам один вопрос задать и уйти, налить Вам чаю, а зрителям даже было бы интереснее слушать вас, без моих перебивок.

- Нет, ну, говорить-то надо, обращаясь к человеку, тем более, что ты прекрасные, очень толковые вопросы задаешь. Я не подхалимничаю.

- Я — дилетант, закончил заниматься футболом в 1977 году, ушел из группы подготовки при команде «Спартак» (Орджоникидзе). А тренировался со Станиславом Черчесовым у одного тренера.

- Да? Здорово!

- Станислав сделал великолепную карьеру, продолжает до сих пор ее делать, а меня хватает только на вопросы.

- Ты сделал много другого полезного в жизни, давай уж не будем так чересчур скромничать.

- Спасибо. Я бы еще хотел вам задать вопрос на экономическую тему: как вы думаете, футбол в советское время был рентабельным? Он мог приносить деньги? Тогда ведь экономическая составляющая была достаточно отстранена от футбола.

- Да, тогда ничего этого не считалось, но уж отвечу очень конкретно на этот вопрос. Однажды в газете «Советский спорт» было открытое партийное собрание, а еженедельник «Футбол» (приложение к газете), в котором я работал, был же в этой системе. На это открытое партийное собрание тогда приехал Сергей Павлович Павлов, по-моему, тогда он был председателем Спорткомитета СССР, приехал Грамов, по-моему, он тогда возглавлял в отделе пропаганды ЦК КПСС сектор спорта. Какие должности и что они возглавляли, не важно, но факт, что это было итоговое собрание года. Отдельно отметили большущий материальный вклад еженедельника «Футбол». Ведь тогда же тираж был два миллиона, на таком же листе бумаги, на котором печатался «Советский спорт». «Футбол» стоил 5 копеек, а «Советский спорт», у которого тираж был больше, — 2 копейки. Поэтому доход от еженедельника «Футбол», в котором штат состоял из 4-5 человек, был очень большим. В докладе Павлова проскочила такая мысль: все команды высшей лиги чемпионата СССР заработали за сезон столько-то… Цифры я сейчас не помню, конечно же, а вот доход от еженедельника «Футбол» превзошел заработок всех команд (16 или 18 тогда их было, сейчас уже не вспомнишь). То есть в Спорткомитет СССР поступило денег от еженедельника «Футбол» больше, чем от всех команд (потому что затраты у них еще какие!) высшей лиги. Главный редактор еженедельника «Футбол» Филатов с места сказал такую шутку: «А если мы еще разочек бы сыграли!» Но ты спросил, сколько они зарабатывали. Они зарабатывали много. Другое дело, что это никого не интересовало. Они же все были бюджетниками, получали свои зарплаты и премиальные, самый главный доход выдающихся футболистов заключался в том, что они получали право купить «Волгу», например, и продать ее за двойную или тройную цену. И за границей что-нибудь приобрести…

- Джинсы или жвачку.

- …для реализации. Если в нормальных границах, то ничего страшного не было. Поэтому материальная составляющая не играла такой роли, какую она играет сейчас. Да, они зарабатывали больше, чем мы, журналисты. Журналисты тоже приносили большой доход футболу, но зарабатывали… Зарплата была 170 рублей, а с гонораром 300 рублей, предположим. Они получали больше и зарабатывали больше, но обозримо не было такого, как сейчас, недоразумения. Мы не лезем в современный футбол сейчас…

- Он не такой интересный, чтобы в нем разбираться.

- Миллионы долларов люди получают и мяч остановить не могут.

- И откуда, интересно?

- Ясно, что не зарабатывая.

- Ну, и тогда, допустим, стадион «Лужники», он же почти 100 тысяч зрителей вмешал. Если стадион собирался, то по рублю билет — 100 тысяч рублей, даже не 100 тысяч, а, допустим, 60-70 тысяч советских рублей — это же, как говорил Райкин, сумасшедшие деньги.

- Не по рублю, а больше.

- Это я примерно, в среднем говорю, там же и по 3 рубля были билеты, это огромные деньги.

- Дело в том, что тогда футболисты получали премиальные от сборов. То есть если стадионы пустовали, то никаких премий. Там тогда существовал какой-то процент, я сейчас точно не помню, не больше 300 рублей должна была быть премия, если полный стадион, а сейчас вообще никакая команда не зависит от посещаемости — хоть пустой стадион, хоть придет 5 тысяч или не придет 5 тысяч, полный стадион или не полный — все равно. Это на бюджете никак не отражается. Но в какой-нибудь Англии… Если тебя не будут посещать, то… В Германии и т. д.

- А у нас, как у Жванецкого: тысячи голодных людей наблюдают, как 22 миллионера на поле мяч катают.

- Можно и так сказать. Но вообще так происходит везде, только там не голодные.

- Валерий, а если говорить о северокавказском футболе советского периода, чем он запомнился для вас, какими достижениями?

- Лично мне достижения не запомнились, честно признаюсь. Но запомнилось то, что многие знаменитые футболисты ездили туда доигрывать. Например, в махачкалинское «Динамо» — предшественник нынешнего «Анжи». Может быть, я немного сейчас путаю, но, по-моему, Валерий Маслов там заканчивал, какие-то еще игроки такого уровня. К десятилетию РФПЛ я делал историю этих команд, упоминал там лучших игроков за все годы.

- А мы адресуем наших слушателей, зрителей и читателей к сайту РФПЛ, где вы ведете прекрасную рубрику «Годы и люди». Там вся история советского футбола прекрасно изложена.

- Там в основном в личном плане. Так вот, эти команды — и «Спартак» (Орджоникидзе), и «Динамо» (Махачкала)… Напомни мне еще какие?

- «Спартак» (Нальчик) иногда выбивался в первую лигу.

- Ну, а как же, конечно! Туда уезжали люди доигрывать и туда ездили тренеры работать. Многие знаменитые тренеры там работали.

- Например, Олег Романцев.

- Да, но еще до него многие приезжали. И Иван Золотухин, и, по-моему, Василий Николаевич Соколов, Анатолий Михайлович Акимов. Многие люди работали там. Я думаю, их труды не забыты, потому что они же создавали современные по тому времени футбольные школы. Сейчас другое дело, что эти школы могли пропасть не только на Северном Кавказе, но и в России, здесь в центре, везде. Откуда же потом они брались? Люди же вырастали. Мы говорили, что Саша Бубнов из Орджоникидзе. Но он же потом поехал в ростовский спортивный интернат. Вагиз Хидиятуллин, Глушаков, потом они же все приезжали, играли в ЦСКА, в «Спартаке».

- Владимир Олейник из Орджоникидзе стоял в воротах «Зенита», помните?

- Все эти люди не из воздуха взялись? Если бы приезжающие тренеры были бы только гастролерами, как их называли, просто приехал, поруководил и исчез. Они же пытались создать на будущее какой-то задел. Игроки потом вырастали и появлялись уже в командах. Многие футболисты (если бы я готовился, то принес бы целый список) туда ездили доигрывать, но при этом же приносили и большую помощь…

- Ну что же, Валерий, к сожалению, наше время подходит к концу, я так чувствую, что разговор мы так и не начали, а только сделали затравочку. Вы можете еще нам много всего интересного рассказать по каждому кавказскому региону. Тут, конечно, я думаю, нам есть смысл еще раз поговорить, еще раз встретиться, конкретизировать темы по республикам.

- Это же от вас зависит!

- С большим удовольствием мы вас позовем в нашу ближайшую программу.

- До встречи!

Право Слово с Валерием Винокуровым. Часть 1

Право Слово с Валерием Винокуровым. Часть 2

Право Слово с Валерием Винокуровым. Часть 3

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры