Российско-грузинские отношения
Аскар Акаев: "Я знаю, как трудно было Путину в Брисбене"

Аскар Акаев: «Я знаю, как трудно было Путину в Брисбене»

Следующий саммит БРИКС пройдет в Уфе 8-9 июля, заявил Владимир Путин в австралийском Брисбене, где на днях прошел саммит G20, а также неформальная встреча лидеров БРИКС. Главный научный сотрудник МГУ им. М.В. Ломоносова, бывший президент Киргизии Аскар Акаев в интервью «Вестнику Кавказа» рассказал о перспективах БРИКС, борьбы с террористической группировки «Исламское государство», а также урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха.

- Как вы оцениваете итоги саммитов G20 и БРИКС?

Я думаю, что Россия занимает самое достойное место в большой «двадцатке». Она является одним из лидеров стран БРИКС, которые играют важную роль в формировании стратегии, политики в рамках G20. Ведь G20, как в свое время сказал экс-президент Франции, — предтеча мирового правительства сегодня. Там как раз вырабатываются меры по глобальному регулированию. Сейчас, конечно, идет борьба между двумя силами в большой «двадцатке». С одной стороны, это G7 во главе с США. С другой стороны, авангард развивающихся стран — страны БРИКС. Баланс сил будет неуклонно меняться в сторону стран БРИКС, а кто лидер БРИКС, тот будет лидером будущего мира.
Я убежден, что страны БРИКС будут менять глобализацию, новый мировой порядок в пользу более справедливого, созидательного мира. Временные трудности бывают.

Я с восхищением смотрю, с каким достоинством в этот трудный момент себя вел президент России Владимир Путин. Ему было нелегко. Как бывший политический лидер я знаю, как бывает очень трудно, когда создается такая атмосфера, а Запад умеет ее создавать. Я считаю, что он достойно вышел из ситуации. Он не ушел от встречи, твердо излагал свои позиции. Это достойно лидера великой страны. Если бы он не поехал, уклонился от встречи, то это могло бы быть расценено как поражение.

Итоги «большой двадцатки» для России в целом позитивные. Лидеры БРИКС единодушно поддерживали российскую позицию. Поэтому, я считаю, что никакой изоляции нет. Нельзя считать отношение G7 и западных лидеров изоляцией. Я считаю, что придет время, когда G7 сама окажется в такой же ситуации — тогда посмотрим, как они поведут себя.

- Как бы вы оценили уровень опасности террористической группировки «Исламское государство» для постсоветского пространства?

- Опасность есть и она реальна. В моем родном Кыргызстане мы испытали это в конце 1990-х. В конце 1999-2000 было вторжение тысячных бандформирований радикальных исламистов, которые ставили своей целью организацию центральноазиатского халифата. Эти силы никуда не исчезли. Наоборот, их готовят, они есть а Афганистане, на базах Пакистана. Такие силы сейчас есть. У них нет ярких лидеров, но они могут появиться.
Мы видим, что это экстремисткое, радикальное движение перемещается из Северной Африки на Ближний Восток и дальше будет двигаться в сторону Центральной Азии. Так что, опасность такая есть, ее нельзя преуменьшать. Надо готовиться и надо принять превентивные меры.

- Как вам видятся перспективы урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха?

- Это проблема имеет очень давнюю историю. Выход из ситуации нелегкий. Межэтнические конфликты, которые задевают два государства, всегда сложны. Даже когда межэтнические конфликты возникают в одном государстве, разрешить их очень трудно, это требует огромных созидательных усилий. А тут речь идет о противоречиях между двумя государствами. Простого выхода, конечно, нет, но я думаю, что было бы замечательно, если бы этот конфликт был разрешен мирным путем при посредничестве России. Тут Россия имеет влияние и на ту, и на другую сторону. Посредничество России пошло бы и ей самой на пользу, если бы удалось сыграть созидательную ключевую роль и найти выход из этой ситуации на мирной основе, который устраивал бы обе стороны.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры