Российско-грузинские отношения

Абрам Алиханов – физик и лирик

Уроженец азербайджанского города Гянджа Абрам Исаакович Алиханов был одним из основоположников ядерной физики СССР, академиком Академий наук СССР и Армении, основателем и директором Института теоретической и экспериментальной физики, который сегодня носит его имя (в сталинские времена носил название Лаборатория №3), а также лауреатом трех сталинских премий. В 1949 году под его руководством был создан первый в Советском Союзе тяжеловодный реактор, а Сталин рассматривал его кандидатуру на пост руководителя атомного проекта наряду с Курчатовым.

Абрам Алиханов родился в Елизаветполе (Гянджа, Азербайджан) 4 марта 1904 в армянской семье. Его отец работал машинистом на Закавказской железной дороге, а мать была домашней хозяйкой. По воспоминаниям Абрама Алиханова, его отца «знали и любили по всей Кавказской, Азербайджанской, Грузинской и Армянской железным дорогам». Брат Абрама Артем также стал известным физиком-экспериментатором. В 1912 году семья переехала в Александрополь (Гюмри, Армения), куда его отец был направлен по службе, однако на следующий год Алихановы снова переехали — на этот раз в Тифлис, где Алиханов поступил в коммерческое училище. В 1918 году семья вернулась в Александрополь, однако уже в 1920-ом, за день до взятия города турками покинула Армению и вернулась в Тифлис к родственникам.

Через год Алиханов поступил на горно-химический факультет Политехнического института в Тифлисе, откуда был отправлен в Петроград, где поступил на химический факультет II Петроградского политехнического института. В 1924 году Алиханов перевелся на физико-механический факультет, которым руководил А. Ф. Иоффе, отец Бориса Иоффе. Еще будучи студентом в 1927 году Алиханов был зачислен сотрудником в Ленинградский физико-математический институт. Через два года с дипломом физика он был назначен заведующим рентгеновской лабораторией, где проработал до начала Великой Отечественной войны. В течение этих лет Алиханов работал над сооружением циклотрона Радиевого института под руководством В.Г. Хлопонина вместе с Г. А. Гамовым, И. В. Курчатовым и Л. В. Мысовским. Он также входил в научно-исследовательскую группу, которая в 1934 году впервые наблюдала явление искусственной радиоактивности.

20 августа 1945 года, через две недели после того, как Хиросима была подвергнут атомной бомбардировке военно-воздушными силами США, Алиханов был включен в состав советского атомного проекта в должности ученого секретаря Технического совета Спецкомитета ГКО. В том же году для развития исследований по ядерным реакторам и ядерной физике Алиханов приступил к организации специальной лаборатории: лаборатории №3 АН СССР (с 1949 года она получает название Теплотехнической лаборатории АН СССР, а с 1957 года — Института теоретической и экспериментальной физики, ИТЭФ), главой которой он оставался около четверти века.

В этой лаборатории было начато проектирование первого в СССР тяжеловодного исследовательского реактора, который был введен в строй в рекордно короткие сроки — за два года. Тяжеловодные реакторы имели ряд важных физических преимуществ по сравнению с уран-графитовыми реакторами и сыграли большую роль в решении задач производства делящихся материалов для ядерного оружия. Алиханов также активно работал над изучением космических лучей, которые сегодня считаются приоритетным направлением мировой науки. Благодаря Алиханову, в СССР был изобретен протонный ускоритель и синхрофазотрон.

В 1955 году после первого испытания советской водородной бомбы руководители атомного проекта академики Курчатов, Алиханов, Александров и Виноградов написали письмо на имя партийного руководства, в котором утверждали, что в условиях существования водородной бомбы мировая война может привести к уничтожению человечества, и что необходима новая международная политика. В том же году он подписал «письмо трехсот», которое критиковало биологические взгляды Т. Д. Лысенко.

Алиханов отличался удивительной порядочностью. Как вспоминал один из его сослуживцев, выдающийся физик Борис Иоффе, «кадры Алиханов подбирал на основе только научной квалификации (и, конечно, порядочности — негодяев не брали). Анкетные данные — национальность, партийность — роли не играли. Мой случай является таким примером. Я был единственным евреем со всего курса физфака в 1949 году, который получил назначение в хорошее место. Все остальные либо не получили никакого назначения, долго искали работу и в конце концов устраивались не по специальности (например, экскурсоводом в планетарии), либо направлялись работать на заводы вне Москвы».

Жена Алиханова Светлана Рошаль была лауреатом Международного конкурса скрипачей, и дом Алихановых всегда был наполнен музыкой. Дмитрий Шостакович был их частым гостем. Близкими друзьями семьи были такие известные композиторы, как Кабалевский, Хачатурян, в доме также висел портрет ученого, написанный Сарьяном. Сотрудник Алиханова Л. Л. Гольдин так вспоминал дом Алихановых: «Картины Сарьяна и Борисова-Мусатова, прекрасные репродукции французских импрессионистов, Ван-Гога, книги об итальянском ренессансе, скрипичные концерты жены и дочери, рояль сына, научная библиотека Алиханова — все то создавало удивительную смесь искусства и науки, самую благотворную смесь на свете».

В конце 1960-х, когда группе Алиханова не удалось создать ториевый реактор; протонный ускоритель, находившийся в лаборатории, был передан в другой институт. Для Алиханова это был настоящий удар, приведший к инсульту. В 1968 года он ушел с поста директора ИТЭФ, а через два года скончался.

Есть что добавить? Оставь комментарий.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Поиск

Опросы


Каков образ Грузии в глазах россиян?


Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Наши партнеры